Библиотека » Гипноз, метафоры, аутогенная тренировка » Лири Т., Стюарт М. и др. Технологии изменения сознания в деструктивных культах.doc

Автор книги: Лири Т., Стюарт М. и др.

Книга: Лири Т., Стюарт М. и др. Технологии изменения сознания в деструктивных культах.doc

Дополнительная информация:
Издательство:
ISBN:
Купить Книгу

Лири Т., Стюарт М. и др. - Лири Т., Стюарт М. и др. Технологии изменения сознания в деструктивных культах.doc читать книгу онлайн



Лири Т., Стюарт М.и др. Технологии изменения сознания в деструктивных культах

 
 
---------------------------------------------------------------
     Перевел в электронный вид MrShort
     Проверка орфографии и оформление -- Fox Mulder (foxmulder32@front.ru)
     Под ред. И. Митрофановой.
     Перевод с англ. -- "Janusbooks", С-Пт: "Экслибрис",
     2002. -- 224 с.
---------------------------------------------------------------
 
     ...Инфраструктура  и маркетинговая политика "духовного"  рынка сложна и
продуманна, образные  системы  тщательно  подобраны  и  выверены.  "Духовный
продукт"  на  любой вкус:  в виде семинаров, книг, кассет, курсов... "Фишка"
девяностых  --  НЛО  и ченнелинг.  Появились  контактеры, владеющие  каналом
Христа,  Вознесенных учителей, Сириуса и трансплутоновой планеты X. Доходный
бизнес... За наш счет....
     Но  не  все стремятся  пополнить ряды очередного  "Белого Братства".  И
тогда в ход идут деструктивные психотехники.
     ...Мы,  как  обыватели,  не  знаем  о существовании  методов влияния на
группы  людей и  отдельную личность. Мы  не знаем  о  том,  как сами создаем
иллюзии, в которые охотно верим. Не  знаем, что внутри нас  всегда гнездится
страх, навязанный нам  извне.  Не  знаем,  что в  определенных ситуациях  мы
становимся   очень  внушаемыми.  Не  знаем   о  нашей  склонности  идти   за
харизматическими  лидерами,  и  искать  избавления  от  стресса в  групповой
сплоченности  и  коллективной  вере.  Мы  не  знаем  о техниках  модификации
поведения,  групповом   конформизме,   склонности   подчиняться  авторитету,
когнитивном  диссонансе  и   инстинктивно-приматологическом  желании   людей
объединяться в  группы. Мы не  знаем о  способах введения людей в измененные
состояния   сознания.   Не   знаем   о   существовании   тонких   технологий
реформирования  сознания,  благодаря  которым  пытливым,  ищущим  и  духовно
развитым людям (и нашим детям!) могут внушать фобии и прививать зависимости.
Не знаем, что, манипулируя жаждой духовности и философскими исканиями людей,
их неудовлетворенностью, потерей  ценностей и потребностью что-то  изменить,
их могут превратить в фанатиков.  Многие  молодые люди,  бесстрашно тасующие
карты состояний  сознания из колоды реальностей, успели обжечься, оказавшись
в узких коридорах реальностей карцерного тоталитаризма.
     ...Когда-то  давно  нас убедили,  что есть  Он,  и  чтобы  справиться с
неопределенностью, нам остается уповать лишь на Него. Потом нас убедили, что
Путь  к  Нему,  каким  бы именем  Его ни называли, становится  короче,  если
взаимодействовать с  Ним через "посредника".  "Посредник" строит официальные
учреждения --  Церкви, принимает  пожертвования, отпускает грехи, борется за
численность паствы, учит  чтить священные  писания. "Посредник" обещает  нам
райскую  жизнь после смерти. "Посредник"  облекает себя духовной властью. Но
"Посредник", взявший  на себя все  Его полномочия -- самозванец,  ибо с  Ним
можно общаться непосредственно. Именно  Он  создает все  реальности и  миры,
факты и интерпретации, карты и модели, хаос и порядок. Именно Он, как сказал
Альфред Джерри, -- это  кратчайшее расстояние между нулем и  бесконечностью.
Он -- это.................
     Оглавление
                   :
 
 
 
 
     Если  в  ваш  мозг  введена программа примитивного  сознания,  согласно
которой мир разделен лишь на  два полюса "черное -- белое", "добро  -- зло",
"свет -- тьма", "реальность -- иллюзия", и  т.  д.,  то все, что вы думаете,
вам кажется истиной, а все, что думает ваш оппонент -- ложью. И наоборот.
     Т. Лири, "Нейрополитика", гл. "Секретность и
     дезинформация -- суицидальные политические
     тактики в кибернетическом обществе".
     "Мудрец Шри Кришна  Прем,  сидя в  маленьком  ашраме на  вершине  горы,
рассматривал картинки  в  средневековой  книге  по алхимии. Ткнув пальцем  в
изображение обнаженного человека, который держит на одном плече ангела, а на
другом  дьяволa, он  сказал: "Только постигнув  смысл  этого рисунка,  можно
переходить к следующему уроку".
     Тимоти Лири, Ibid.
     "То, во что вы верите -- неверно. Ваша вера в истину истинна лишь в тех
пределах,  которые находятся между  внутренним и внешним опытом. Эти пределы
-- ваши убеждения, через которые нужно переступить".
     Джон К. Лилли, "Центр циклона"
 
 

Предупреждение:

 
     Если  вам  очень  уютно  в  этом  мире  и  вас вполне  устраивает  ваша
иллюзорная реальность, в которой вы не мучаетесь вопросами о смысле религии,
истории и человеческой жизни, вам не стоит читать эту книгу.
     Если вы искренне верите, что  защитные механизмы  и пропускные  фильтры
вашей нервной системы служат надежным гарантом  неуязвимости ваших убеждений
от влияния "духовных менеджеров", вам не стоит читать эту книгу.
     Если вы верите в необусловленность вашего восприятия и в  то,  что ваше
сознание  никем  не сформировано,  и,  следовательно, никем  не  может  быть
реформировано   (пусть  даже  в  результате  применения  эффективных  техник
психологического программирования), вам не стоит читать эту книгу.
     Если вы фанатично верите, что религия, которую вы исповедуете,  будь то
христианство,  буддизм, или суфизм -- это "истинный и единственно правильный
путь к спасению", а все остальные религиозные "течения" -- это  "ересь", для
чего вам читать эту книгу?
     Если вы заглушаете все возникающие у вас сомнения голосами авторитетных
"учителей", наверное, вам тоже не стоит читать эту книгу.
     То, о чем  здесь рассказывается, кому-то может показаться кощунственной
выдумкой,  а  кого-то  удивит  и обеспокоит. Но  любое знание всегда сначала
шокирует,  будоражит, настораживает и  вызывает  недоверие.  Людям  нравится
находить   подтверждения  их  заранее   установленным      предубежденным)
представлениям.  Кроме того,  человеческой  природе  свойственно  заниматься
"психологическим приписыванием". Мы постоянно выискиваем информацию, которая
подтверждает наше предвзятое мнение. Увы, несмотря на  протяженность, объемы
и  пропускную способность  современной информационной  сети, в целом  мы еще
очень неграмотны в области человеческой психологии и нейрологии.
     Мы как  обыватели не знаем  о существовании методов  влияния  на группы
людей и отдельную личность. Мы не знаем  о том,  как сами создаем иллюзии, в
которые  охотно верим.  Не  знаем,  что внутри  нас всегда  гнездится страх,
навязанный нам  извне.  Не знаем, что в определенных ситуациях мы становимся
очень  внушаемыми.  Не знаем  о  нашей склонности  идти  за харизматическими
лидерами  и  искать   избавления  от  стресса  в  групповой  сплоченности  и
коллективной   вере.  Не   знаем   и  о  таких  приемах   религиозного   или
идеологического  оболванивания  масс   и  отдельных  личностей,   как  блеф,
дезинформация, утаивание и фальсификации. Мы не знаем о техниках модификации
поведения,   групповом   конформизме,  склонности  подчиняться   авторитету,
когнитивном диссонансе и инстинктивном желании людей  объединяться в группы.
Мы  не  знаем о способах введения  людей в измененные состояния сознания. Не
знаем  о  существовании тонких технологий реформирования сознания, благодаря
которым пытливым,  ищущим и  духовно развитым людям    нашим детям!) могут
внушать  фобии и  прививать  зависимости.  Не знаем, что, манипулируя жаждой
духовности и философскими  исканиями людей, их неудовлетворенностью, потерей
ценностей и потребностью  что-то  изменить, их могут превратить в фанатиков.
Многие молодые люди,  бесстрашно тасующие карты состояний сознания из колоды
реальностей,  успели  обжечься,  оказавшись  в узких  коридорах  реальностей
карцерного тоталитаризма.
     Но зачастую мы не только  не знаем, но даже не догадываемся, что каждый
из нас -- нейрогенетический робот. Мы -- пленники наших представлений, нашей
морали, системы ценностей, научных парадигм и массовых иллюзий.
     Как известно,  знание -- это  сила.  Вряд  ли эта  книга вас  успокоит,
утешит, все объяснит и не оставит вопросов. Предупредит  -- да.  Вооружит --
да. Возможно,  вы  задумаетесь  о  том, что однозначных ответов  на  главные
философские вопросы  нет и быть  не  может; что приемлемость разных ответов,
которые даются церковью, государством, сектой, культурной средой или армией,
зависит  от  туннеля  реальности,  которым  обусловлено  ваше  относительное
сознание. И  значит, остается единственный  путь -- расширить  это сознание,
избавляясь  от его обусловленности, или, следуя совету поэта и  ясновидящего
Уильяма Блейка "создавать собственную  систему видения мира,  чтобы не стать
рабом чужих систем".
     Изречение даосского учителя  о том, что  мы не сможем ни к чему прийти,
потому что нам только кажется,  будто  мы  куда-то идем, непременно заставит
искателя Пути задуматься: если  мы никуда не идем,  как тогда  мы  оказались
здесь и  сейчас? Чтобы  раздвинуть горизонты  нейрологического пространства,
трансцендировать пространство и время, понять, что каждый из  нас -- Звезда,
и  найти ответы  на мучительные вопросы: Кто  мы?  Откуда мы пришли? Куда мы
идем? Зачем живем? Почему умираем?  Неужели  после смерти ничего нет? Какова
цель нашего прихода сюда?  Что я могу  сделать  в этой жизни? (а ведь именно
поиск  однозначных ответов на эти  вопросы  заводит  людей в церкви, секты и
культовые  школы) мы должны быть не просто информированными и эрудированными
людьми.  Мы   должны   развивать   разум,   расширять  наше   сознание  и...
эволюционировать к бессмертию.
     Еще в 1944 году Эйнштейн разработал тест  на интеллектуальное развитие,
который со временем был усовершенствован Ф. М. Исфэндайри. Чем умнее вид или
отдельный человек, тем шире сфера его компетентности, тем  быстрее  и точнее
происходит  прием,  обработка  и  передача  информации.  Люди  умнее  других
млекопитающих, потому что  научились принимать, запоминать,  упорядочивать и
передавать при помощи символов и артефактов колоссальный  диапазон  энергий.
Отвечая  на вопросы теста  Эйнштейна-Исфэндайри  о том, как развивать разум,
психолог  Тимоти  Лири  пишет,  что  нужно  "постоянно   расширять  пределы,
источники и  интенсивность получаемой информации. Постоянно пересматривать и
перерабатывать личные карты реальности и метафоры реальности других людей по
мере поступления  новой  информации,  и  искать  новые метафоры  для  оценки
событий  в настоящем.  Как можно  больше времени проводить с людьми, которые
умнее вас, либо побуждают вас становиться умнее".
     Расширение  сознания  -- это способность воспринимать новую информацию.
Одним  из  главных  факторов,  побудивших  отказаться   от   старой  системы
Евклида-Ньютона  в пользу  новой  научной парадигмы  Эйнштейна-Планка,  стал
принцип неопределенности Гейзенберга.
     Казалось,   этот   принцип   лишал  всякой  надежды  на   объективность
исследования.  Первой  реакцией  на авторитетное  мнение  Гейзенберга  стало
философское уныние и ощущение тщетности всех научных исследований. "Увы", --
застонали  ньютонианцы, --  "нам  никогда  не суждено  узнать, как  устроена
божественная  Природа, поскольку  сам  акт  исследования  изменяет  характер
явлений".
     Сейчас  мы  как  разумный  вид достаточно  повзрослели и  понимаем, что
принцип неопределенности -- это принцип нейрологической определенности. Все,
что мы видим  и знаем, --  это  одна  из функций разума в  действии, которая
занимается  отображением  нашей  реальности, то есть  отображением  способа,
которым   мы  программируем   наши  мозги.  Давайте  возьмем   на  себя  всю
ответственность за познание.  Ведь даже на данной стадии  нашей генетической
эволюции мы способны  ответственно  определять,  конструировать  и создавать
новые реальности для жизни!
     Беспомощность от невозможности принять и прочувствовать новые парадигмы
науки должны были кануть в  лету еще в двадцатом  веке. Сегодня мы уже почти
смирились с мыслью, что  фундаментальной реальности не существует, а  лучшим
на  сегодняшний  день  объяснением  всех  загадок  Вселенной  служат  теории
нелокального взаимодействия, множественных реальностей и нелинейная  логика.
Так что давайте привыкать к понятию неоднозначности и к  тому, что на каждый
вопрос,  включая вопросы Высшей силе,  пути спасения и о  том, кто  запустил
механизм Вселенной в действие, можно дать множество ответов, и каждый из них
будет в чем-то правильным!
     Да, соприкосновение с реальностью всегда становится  причиной страданий
и  стресса. Но любая  реальность  неотделима  от  сознания,  и поэтому любая
реальность -- это лишь модель реальности, а все Боги этой реальности -- лишь
модели несовершенного  человеческого  представления  о непостижимом. Все эти
метафоры и карты реальности, включая  модели Бога, отражают нынешнюю  стадию
эволюции человеческого мозга, и никак не могут  претендовать  на истинность,
не говоря уже о том, что реальность как продукт нашего сознания может вообще
быть сплошном иллюзией. Или же нами самими! Ведь, как сказал японский Мастер
дзэн, "У обратной стороны всегда есть обратная сторона".
     Притча о пяти гусеницах и бабочке
     Находясь на пороге собственного  метаморфоза,  гусеницы впервые увидели
бабочку.
     Гусеница-ортодоксальный   консерватор   фыркнула:   "Это   незаконно  и
аморально.  Надо арестовать  эту  безответственную особу  и  посадить  ее  в
клетку. Пусть ползает по земле, как все мы".
     Гусеница-технолог тяжело  вздохнула и с горечью проронила: "Мне никогда
не стать одной из них".
     Гусеница-прогрессивный либерал риторически воскликнула: "Как смеет  это
легкомысленное  создание  свободно  летать, когда у бабочек в  Бангладеш нет
цветных телевизоров, а бабочки Эфиопии голодают?"
     Гусеница-буддистка высокомерно  протянула  "ОМ"  и  отрешенно заметила:
"Чтобы летать, мне не нужны крылья. Стоит мне сесть в позу лотоса, и я улечу
в астрал".
     А гусеница-христианка перекрестилась и укоризненно  пробормотала: "Если
бы Господу было угодно, чтобы гусеницы летали, он дал бы нам крылья".
     Т. Лири, "Нейрополитика".
     Путешествие самопознания обычно показывает, что все  наши убеждения  --
это фильтры, ограничивающие  более  глубокое  понимание.  Как сказал  доктор
медицинских и философских наук нейропсихолог Роджер Уолш, сознаем мы это или
не  осознаем,  все мы движемся к  выходу  из туннеля  убеждений  и  веры. Но
остается вопрос, насколько реален этот мир.

Добро пожаловать в реальный мир?!

 
 
 

Часть I

 

"Путь", деструктивные секты и харизматическее группы"

 

Глава 1. О чем пойдет разговор

 
     Благообразные ласковые женщины останавливают вас на улице и, протягивая
листовку "Бог  тебя  любит", вступают  в разговор: "Извините,  можно вас  на
секундочку? Скажите, вы в Бога нашего единого верите?"
     Под  звуки  цимбал  и  барабанов на перекрестках  улиц  танцуют  и поют
бритоголовые люди в шафранных туниках.
     Под проливным  дождем от  машины  к  машине  бегают  мокрые  подростки,
предлагающие купить цветы.
     Прилично  одетые  люди  нервного  вида  знакомятся  с людьми  в  холлах
аэровокзалов,  возбужденно  призывая  их  вносить денежные пожертвования  на
программы изоляции жертв СПИДа.
     Административные  работники  в  костюмах-"тройках"  сидят  в  состоянии
гипнотического  транса  в   банкетном   зале  отеля   на   групповом  сеансе
"пробуждения сознания", финансируемом руководством компании.
     Домохозяйки   посещают  собрания,  осваивая  приемы   квалифицированной
вербовки  людей  в коммерческую  пирамиду  по сбыту  продукции  определенной
фирмы.
     Сотни студентов в университетской аудитории внимают речам новоявленного
лидера, который обещает  научить их левитировать и  проходить  сквозь стены,
находясь в состоянии глубокой медитации.
     Старшеклассники отправляют сатанистские ритуалы, "причащаясь"  кровью и
мочой для обретения силы и могущества.
     Тысячи  людей  из  разных  слоев  общества  записываются  на  обучающие
семинары, где переживают инсайты, во время которых подключаются к Нему через
"канал", "открытый" предприимчивым лидером.
     В грязи Джонстауна валяются  жертвы  массового суицида: более девятисот
трупов отравленных мужчин, женщин и детей.
     Люди  в  панической  давке  покидают станцию токийского  метрополитена,
спасаясь от отравления зарином.
     Это лишь несколько наглядных  примеров деятельности деструктивных сект,
которые  мы привыкли называть тоталитарными. (На  Западе их принято называть
деструктивными культами).
     Есть  ли среди  ваших  близких,  родных,  друзей или знакомых  человек,
который  изменился  до  неузнаваемости, оказавшись  втянутым в  какую-нибудь
закрытую группу? Да? Тогда вам следует знать, что  радикальное изменение его
личности вызвано мощнейшей психологической обработкой,  жертвой  которой  он
стал, примкнув к этому закрытому сообществу. Неизбежные приметы приобщения к
деструктивной секте -- это  стирание личной истории, потеря индивидуальности
и полное обезличивание.
     По далеко неполным статистическим данным на 1996 год на территории СНГ,
в частности,  в России  и Украине, жертвами  деструктивных  сект стало более
полумиллиона человек. Из них 70 000 человек входило  в "Богородичный центр",
около  60 000  считало себя  "Свидетелями Иеговы", 48 500 человек  входило в
"АУМ  Синрике"  (до  ареста Асахары),  10  000  были  последователи  "Белого
Братства" (всего в мире  их насчитывалось  144 000), 000  строили  Шамбалу в
"Общине единой веры" неистового Виссариона...
     Что  же касается США,  то по  самым  приблизительным  оценкам  к началу
восьмидесятых   годов   в  этой   стране   насчитывалось  коло   трех  тысяч
деструктивных  культов, в ряды которых входило три миллиона  человек. Самыми
известными  и многочисленными среди них были "Церковь  Объединения" Сан  Мюн
Муна,   Миссия   Божественного   Света"   гуру   Махараджи  Джи,   "Общество
трансцендентальной медитации" гуру Махариши Махеша,  "Церковь. сайентологии"
Рона  Хаббарда,  "Международная  коммуна  динамической  медитации"  Бхагвана
Раджниша  (Ошо),  "Общество  сознания  Кришны"  Свами  Прабхупады,  а  также
скандально известные секты "Народный  Храм" Джима  Джонса, "Ветвь  Давидова"
Дэвида Кореша и "Семья" Чарльза Мэнсона.
     Но  деструктивные  религиозные,  политические и  террористические секты
представляют собой лишь одну из разновидностей самых обычных харизматических
групп, к числу которых относятся религиозные и политические движения, группы
саморазвития,  целительства  и  духовного  возрождения.  Поэтому  мы  должны
глубоко  исследовать  феномен  харизматических групп, а  потом  разобраться,
какие факторы позволяют считать харизматическую группу деструктивной.
     Изучая  харизматические  группы,  мы  попытаемся  понять,  почему  люди
примыкают  к  ним  и  в  чем  причины  удивительных  трансформаций,  которые
происходят  с людьми,  вступившими  в  такие  группы.  Возможно,  мы  сумеем
ответить  на  вопросы: почему члены харизматических групп  радикально меняют
взгляды,  образ  жизни  и  совершают  несвойственные  им  поступки,  которые
приводят в смятение  всех, кто их  знает?  Почему  они могут обрить голову и
отплясывать в скверах, превратиться в "наркоманов  групповых инсайтов" или с
энтузиазмом  продавать  за гроши безделушки?  Почему они  могут отречься  от
семьи,  внезапно  уехать за  тысячу  километров, изменить имя,  исчезнуть, а
порой ради группы пойти на убийство или самоубийство?
     Какими бы странными ни казались эти трансформации, они вполне объяснимы
с  точки  зрения  групповой  динамики  и  социальной  психологии.  Психологи
выделили  ряд принципов, которые  активно  действуют во всех харизматических
группах.
     Все харизматические  группы  обладают  высокой  степенью  сплоченности,
жестко регулируют поведение членов при помощи коллективной системы убеждений
и приписывают трансцендентное начало лидеру группы и групповой миссии.
     Все   харизматические   группы   обладают   поразительной  способностью
оказывать влияние  на образ мыслей своих  последователей, кардинально менять
их систему ценностей, мировоззрение и поведение.
     Но только деструктивные секты  разрушают человеческую личность и все ее
связи  с  внешним  миром,  применяя  психологический контроль  и  технологии
реформирования сознания.
     Мы часто удивляемся поведению членов сект, продиктованному убеждениями,
которые  не совпадают с нашими собственными. Мы считаем непонятным поведение
бритоголовых  кришнаитов, которые разгуливают по улицам в шафранных туниках,
продавая  "Бхагавад-Гиту"  и  ароматические  палочки. Мы не  понимаем членов
сект,  которые  целыми  днями  торгуют  мелочевкой.  И  в  этом  нет  ничего
странного.  Как только человек становится  членом секты, он принимает  новую
систему убеждений. Поскольку эта система убеждений ассоциируется с групповой
сплоченностью и  определенной линией  поведения, он перестает считать  такое
поведение необычным или неправильным, пусть даже оно шокирует окружающих.
     Чтобы разобраться,  проявляет  ли  харизматическая  группа  характерные
качества  деструктивной секты, не  нужно лезть  в ее теологию или идеологию.
Нужно акцентировать внимание на том,  чем занимается группа, а не на том, во
что она верит. Необходимо анализировать, как общаются люди в данной группе и
как  происходит  обмен  информацией  с   внешним   миром,  а  не   оценивать
"правильность"  групповой  веры,  политических  взглядов  или  интерпретации
Библии.  Глупо давать  оценки  с  позиции "я  прав, а ты не  прав",  считать
априори правильными только  наши  взгляды и пытаться обратить "заблудших"  в
собственную веру. У  каждого человека должна быть возможность самостоятельно
исследовать  разные точки зрения, думать, выбирать  и создавать реальность в
соответствии с  его  представлениями.  Но  право на  меру и создание личного
туннеля реальности  не  дает  право использовать эту  веру в  разрушительных
целях для прикрытия антигуманной деятельности. Иначе группы феминисток давно
бы  обезглавили  сильную  половину человечества, а  секты сатанистов открыто
совершали бы ритуальные убийства людей.
     Необходимо также обратить внимание, какими методами человека затягивают
в группу и удерживают в ней. Если в процессе вербовки,  на "вводных лекциях"
и   после   вступления   человека   в  группу  к   нему  применяют   техники
психологического  контроля,  позволяющие заменить его "истинную" личность на
"сектантскую",  то есть  все основания  считать  такую  группу деструктивной
сектой.
     В  деструктивных  сектах  активно   применяются   техники   модификации
поведения  с  внушением  фобий   и  зависимостей.  Реформирование   сознания
происходит  незаметно  на  основе  провоцирования  когнитивного  диссонанса,
гипнотического    транса,   внушения,   нейролингвистического   рефрейминга,
информационной   перегрузки,    сенсорной    депривации,    нейрологического
переимпринтирования,  тоталитарного  контроля  эмоций,  поведения, мыслей  и
информации.

Глава 2. Об искателях Пути, Истины и Высшей реальности

 
     ...Что же касается любого учения, провозглашающего Истину, то знай, что
Истина невыразима.
     "Алмазная сутра", 21.
     Любое учение похоже на плот: с его помощью нужно перебираться на другую
сторону реки, но это не значит, что его нужно повсюду таскать за собой.
     "Мадждхима Никайя", 134-135.
     Вас удручает хроническое безверие. Вы видите, что система общепринятых,
экзистенциальных,   принятых   без  доказательства,   устойчивых   и  уютных
представлений  относительна и неполна, и в любой  момент  может рассыпаться,
как карточный домик. Вы пытаетесь понять, как  работает ваш мозг,  создающий
реальности и проецирующие  иллюзии. Вы  стремитесь вырваться за пределы этих
реальностей и расширить сознание. Вы ищете Путь.
     Незнание,  догматичность  убеждений и множественные иллюзии (верования,
страхи  и  космологические  представления)  являются  отражением культуры, в
которую мы включены.  Социокультурные убеждения  и страхи создают барьер, за
который мы  не можем  выйти,  чтобы  проверить, насколько они правильны. Так
иллюзии  остаются  непроверенными  и  укрепляют  страхи,  которые  их  же  и
породили.
     В  целях выживания  человек  постоянно  вводит  себя в заблуждение,  --
создавая,  поддерживая и  укрепляя мир собственных иллюзий. Тогда почему  мы
так боимся смерти, которая на деле просто означает потерю иллюзий?
     Никто  не  хочет мириться  с представлением, что жизнь -- это миг между
рождением и  смертью.  Должна же быть в жизни какая-то  цель!  И пока мы  не
знаем этой цели,  ее придумывают для  нас пророки,  предлагая веру  в  Своих
Богов. Все религии и философские системы, в сущности пытались решить главную
проблему, занимавшую умы человечества, -- проблему смерти.  Западные религии
обещают бессмертие в "небесном царстве", куда смогут попасть лишь официально
признанные  обществом  праведники.  Восточные  религии,  трезво понимая, что
человеческая жизнь  неминуемо заканчивается  болезнью,  угасанием и смертью,
предлагают пассивное смирение и отрешенность.
     Тимоти Лири  считал любые  представления (и основанные на них  иллюзии)
полезными,  здоровыми  и  плодотворными,   если  они  жизнеутверждающи.  При
введении  в  восприимчивый мозг они сплавляются  с другими  представлениями,
идеями и мыслями, эволюционируют  и  становятся мощной программой выживания.
Но  если   в  программное  обеспечение  проникает   мысль-вирус,  "здоровые"
представления перерождаются в "злокачественные". Сотни  миллионов несчастных
людей живут по таким вирусным программам, как "избранный народ", "Христос --
добрый  пастырь", "первородный грех",  "гнев  Господний", "Аллах" и "царство
небесное".
     В туннеле реальности таких вирусов человек со слабым  иммунитетом и без
внутренних ориентиров легко управляем  и внушаем. Хочешь высшей реальности и
высшей  истины?  Пожалуйста! Нужно только верить в иллюзию  спасения... и не
выходить за территорию, ограниченную духовными пастырями.
     Жаждой бессмертия искусно манипулируют разные идеологические институты,
навязывая собственные  правила игры. По мнению Тимоти  Лири,  Бытие,  первая
глава   иудейско-христианской   Библии,   откровенно    излагает   стратегию
манипулирования  псевдобессмертием,  в  которой  добро и зло  используются в
качестве "вывески", прикрытия, абстракции и хитрого тактического хода.
     Как  ни  прискорбно,  но любая монотеистическая религия по  определению
примитивна, поскольку  создана для того,  чтобы  сфокусировать  человеческое
сознание на иерархии улья. Эта религия провозглашает, что есть лишь один Бог
и лишь одна  реальность. Следовательно, существуют только две точки  зрения:
правильная (и единственная), если она совпадает с точкой зрения власти улья,
и  еретическая,  если она оппозиционна. Единственное, что требуется, --  это
подчинение.   Слово   "ислам"  означает   "подчинение".  Основная   поза   в
христианстве -- коленопреклонение. Да будет воля Твоя!
     Монотеизм не  причиняет вреда  законопослушным и религиозно настроенным
гражданам,  которые страстно  желают снять с  себя  бремя ответственности  и
переложить ее на плечи всемилостивого  Бога.  Но монотеизм наносит  огромный
вред  тем, кто  эволюционирует  дальше.  Когда  развитые  личности совершают
открытие,  что  "все  едино", они начинают понимать,  что  "все  реальности,
которые  я  ощущаю,  создает  мой  мозг".  Это  открытие  пугает,  поскольку
новоявленный обладатель  многоуровневого  тела и сознания должен принять  на
себя всю власть и ответственность, которые безраздельно принадлежали Богу.
     Принцип   соответствия   не   позволяет   считать   священные   писания
лжеучениями, поскольку мы должны их толковать на трех уровнях: историческом,
назидательном   и   духовном.  Остается   лишь   одно:  считать  их  ценными
этологическими  документами,  помогающими   определить  эволюционную  стадию
развития общества, в котором они создавались.
     Есть лишь один Бог, который создает вселенную и  делает траву  зеленой.
Этот Бог -- ваш мозг. Вы, как операторы собственного  мозга, создаете модели
вселенной и туннели реальности, метафоры восприятия  и карты  маршрутов,  по
которым хотите  идти. Но  мы  упорно продолжаем считать божественное  чем-то
экзистенциальным,  чем-то  фактическим существующим, пусть  даже где-то там.
Но, как сказал  Джозеф Кэмпбелл: "Бог -- это всего  лишь наше представление,
это наш символ непостижимого и трансцендентного".
     Слепая  вера  в  официально  указанного   и  провозглашенного  Бога  не
предполагает духовного развития, она сдерживает расширение сознания и грозит
смертью  разуму, потому что узко понимаемый Бог всегда очерчивает территорию
дозволенного.  Стремление к духовному  развитию  и  конструированию  иллюзий
часто совпадает с задачами харизматических лидеров установить господство над
территориями и душами.
     Когда  человек перестает  конструировать  жизнеутверждающие  иллюзорные
реальности  в поисках  лазеек  для духовного выживания, его  духовные поиски
могут оборваться  в мрачных туннелях тоталитарных  режимов, из  которых, как
потом выясняется,  человек  очень  редко  выбирается  сам.  Одним  из  таких
тоталитарных  туннелей  реальности  может  стать  харизматическая  группа  и
деструктивная секта.

Глава 3. Что такое харизматическая группа

 
     На  протяжении  истории  человечества  в разных уголках мира появлялись
самые разные "пророки", обладавшие  достаточной  харизмой, чтобы  привлечь к
себе  последователей. Что такое харизма? Во-первых,  это редкое качество или
умение   общаться,   приписываемое   тем    людям,   которые   демонстрируют
исключительную способность увлекать за собой толпу. Во-вторых, это божий дар
или приобретенная в результате самообучения психическая способность вызывать
чудесные изменения в человеческом поведении. Итак, чтобы "пророк"  мог стать
харизматическим лидером, он  должен  обладать даром убеждения и способностью
побудить людей к  выполнению  некой  трансцендентной  миссии,  используя все
доступные ему средства (в том числе и телевидение).
     По  мнению  социолога  Макса Уэбера,  если  харизматический лидер хочет
достичь  успеха  и сохранить  непререкаемый  авторитет на протяжении долгого
периода времени, он  должен  создать  упорядоченную  социальную  структуру и
обслуживающую ее систему негласных законов.
     Трансцендентность миссии типичной  харизматической  группы отражается в
ее  обрядах и  ритуалах,  поэтому  лидер  должен  создать базовые  групповые
традиции.  Эти традиции,  в которых лидер  объявляется воплощением святости,
предписывают группе руководствоваться неким стандартом  поведенческих  норм,
чтобы  успешно выполнять групповую  миссию. Эти  нормы  распространяются  на
личную жизнь каждого  члена группы  и на совместную  групповую деятельность.
Любая  социальная структура жизнеспособна на протяжении длительного  периода
времени  только тогда, когда  она  организована, создает  новые  инициативы,
следит за  соблюдением порядка и разрешает повседневные конфликты. Поэтому в
харизматической группе  необходимо создать административный аппарат и  четко
обозначить иерархию власти.
     В состав  харизматической группы могут  входить  десятки, сотни и  даже
тысячи  членов.  Члены  такой группы (а)  коллективно разделяют определенную
систему  убеждений; (б) проявляют высокий уровень  социальной  сплоченности;
(в)  придерживаются  строго  установленных норм  группового  поведения;  (г)
приписывают харизматические (и даже божественные) качества  лидеру группы  и
даже самой группе как социальному институту.
     Несмотря   на  разницу  в   идеологии  и  ритуальном   поведении,   все
харизматические группы  объединяет одна  общая черта,  которая характеризует
процесс вступления в группу  и  опыт членства. Харизматические группы всегда
возникают в тот период, когда общество с его традиционной системой ценностей
не  в состоянии решить  серьезные социальные проблемы, которые  встают перед
личностью.  Чаще  всего люди вступают  в  харизматические  группы  в  период
сильного  стресса  --  когда   испытывают  хроническую  неудовлетворенность,
переживают  кризис отношений или  ощущают,  что не  могут себя  реализовать.
Харизматические  группы  обычно привлекают новых  членов, создавая атмосферу
безусловной любви,  признания и поддержки и предлагая  особое мировоззрение,
которое обещает решить все их экзистенциальные проблемы.  Вступление в такую
группу  сопровождается  сильными  эмоциональными   переживаниями,  глубокими
изменениями в  восприятии и, как правило, приносит эмоциональное облегчение.
Антистрессовое  действие  и   улучшение   общего  эмоционального   состояния
позволяет новообращенному члену считать группу состоятельной, а ее миссию --
великой.
     Лидер группы воспринимается как авторитетная фигура, обладающая знанием
и способная разрешить все проблемы человечества. В процессе взаимодействия с
последователями лидер группы сам начинает верить в то, что ему предназначена
великая миссия спасения человечества, и любое действие оправдывает групповой
философией  трансцендентальности его  миссии.  Это позволяет ему предъявлять
такие  требования   к  последователям,  которые   объективному  постороннему
наблюдателю кажутся противоправными и оскорбительными. Опираясь на догму или
свод принципов, которые  получены от лидера,  группа  с большой серьезностью
относится  к  решению  повседневных  задач  и  участию во  внутри  групповых
мероприятиях
     Чем  ближе  завербованные в  группу люди сходятся с остальными  членами
группы  и  чем сильнее  разделяют групповые ценности,  тем  благополучнее  в
эмоциональном  плане   себя  чувствуют;  напротив,   если  они  эмоционально
отделяются от группы, то  начинают испытывать глубокий эмоциональный стресс.
Такие эмоциональные "качели"  укрепляют в  них желание подчиниться групповым
нормам,   поскольку  конформизм   подспудно  сопровождается   улучшением  их
эмоционального состояния.
     Групповые нормы поведения обычно регулируют все сферы жизнедеятельности
последователей   (включая   сферы   сексуальных  наклонностей,   общения   и
интеллектуальных  стремлений).   Эти  стандарты  поведения  определяют,  что
"правильно"  и  "неправильно",  допустимо  или недопустимо,  желательно  или
нежелательно.  Поскольку  во всех  этих  сферах  последователи  предпочитают
действовать  сообща,  они  не  считают ни коллегами, ни друзьями посторонних
людей,  не  принадлежащих  к  данной группе,  и стараются держаться  от  них
подальше.  Каждый  член группы  постоянно  стремится  добиваться  все  более
высокого уровня признания  группы  и в полной мере соответствовать групповым
ожиданиям.
     Чтобы  оставаться  стабильной,   харизматическая  группа  должна   быть
сплоченной  социальной системой.  В 1947 году Курт Левин определил групповую
сплоченность  как  "некое  силовое  поле, формирующее  у участников  чувство
принадлежности к группе и желание в ней остаться". Сплоченность предполагает
привлекательность группы для  ее  членов и глубокую  взаимную симпатию между
членами  группы,  которая укрепляет  их  связь  друг  с другом  и  порождает
доверие. Для сохранения доверия между членами группы и их  доброго отношения
друг  к  другу нужно  манипулировать  их действиями,  взглядами,  и изгонять
бунтарей,  которых  делают  козлами  отпущения.  Все действия членов  группы
внимательно отслеживаются  гласно или  негласно  назначенными наблюдателями.
Члены группы  подчиняются  групповым нормам,  безотчетно опасаясь  ухудшения
эмоционального состояния и подавленности, которые ассоциируются с сомнениями
в истинности групповых ценностей. Фактически, основой групповой сплоченности
служит эмоциональный аспект в системе групповых межличностных отношений.
     Информация  из  внешнего мира  фальсифицируется  и  редактируется, а ее
подача  строго  дозируется,  чтобы  как можно  сильнее сгладить противоречия
между   взглядами   группы  и  общества   в   целом.   Чтобы   предотвратить
дестабилизацию и заручиться преданностью членов, группа может придерживаться
взглядов,  которые  не  просто  игнорируют  реальность,  но  и  противоречат
большинству  общественных норм. Явным  показателем того, что  идеалы  группы
заслуживают доверия, служит приход новых членов, поэтому многие группы ведут
политику агрессивной вербовки.
     "Пограничный контроль", который практикуется группой,  призван защитить
ее  от  внешней  агрессии.   Группа  вынуждена   бороться,  чтобы  сохранить
собственную целостность и обрести признание или, по  крайней мере, заслужить
к себе терпимое отношение со стороны общества в целом,  ибо в  группе обычно
представлено небольшое и инакомыслящее меньшинство. Чтобы защитить членов от
ассимиляции, в группе  насаждается  подозрительное  отношение к  обществу  в
целом,  а  также  к  его  представителям,  не  разделяющим ценности  группы.
Собственно говоря,  всех людей делят  на последователей и "чужаков",  причем
последние не считаются полноценными людьми, а если так, то ради стабильности
группы как социальной системы их официально разрешено обманывать и ими можно
манипулировать.
     Харизматические группы могут входить в конфликт с окружающим обществом.
Они пренебрегают интересами семей новообращенных, придерживаются агрессивной
и  даже  параноидальной  политики в  отношении  посторонних  людей,  которые
подозреваются в недружественном отношении  к группе. Идеологические  позиции
группы  идут вразрез  с  идеологией общей  культуры. С  одной  стороны,  они
манипулируют  эмоциональной  потребностью   последователей  принадлежать   к
сплоченной социальной  системе.  А  с другой  --  предлагают  последователям
довольно  причудливую идеологию, позволяющую окружить группу психологической
стеной.  Таким образом лидеру  удается создать закрытую систему. Эта система
успешно  затягивает членов  в глубокую воронку социального контроля, который
требует абсолютной преданности и отказа от обычных социальных норм.
     Исследуя  поведение многих харизматических лидеров,  психологам удалось
выяснить,  что, помимо харизмы, чаще всего  они обладают  незаурядным  умом,
находчивостью и предприимчивостью. Как правило, это ловкие, изобретательные,
проницательные и образованные  люди.  Среди лидеров или в руководстве многих
современных  сект  есть  бывшие  военные  психологи, которые  в  свое  время
занимались  разработкой психологических приемов  ведения  войны  и прекрасно
освоили  техники   воздействия  на  человеческое   сознание.  Многие  лидеры
стремятся управлять людьми так, чтобы они не подозревали, что ими управляют.
Они  умело  внушают   последователям  веру  в   собственное   могущество   и
контролируют их поведение через эту веру. Чаще всего они ощущают собственную
неполноценность, и поэтому  отчаянно цепляются за возможность утвердиться за
чужой счет.  Демонстрируя  внешнюю власть над  людьми,  они  отвлекаются  от
глубокого внутреннего конфликта.
     Дальнейшее  развитие харизматических групп, как  правило, происходит по
одному   из   следующих   сценариев.   Они  могут   стать   бюрократическими
организациями, когда харизма  лидера-основателя приписывается иерархическому
руководству группы. Они могут ассимилировать в общество, если руководство не
придерживается  тактики  самозащиты  и изоляции.  Они  могут войти в  прямой
конфликт с обществом из-за идеологических разногласий  и агрессивной позиции
с  обеих сторон, что потенциально  может привести к преступной  деятельности
группы. Во избежание негативных последствий эти группы  могут переселяться в
отдаленные места.

Глава 4. Что такое деструктивная секта

 
     Не  играйте  с  масками  реальности,  пока не  научились  обращаться  с
реальностью масок.
     Р. А. Уилсон
     Заглянув   в  толковый  словарь,  можно  узнать,  что  "секта"  --  это
религиозная  община,  или  группа, отколовшаяся от  господствующей церкви  и
отправляющая специфический  культ,  а  "культ" --  это  религиозное служение
божеству  и  связанные с  этим  обряды, то есть  некая религиозная  практика
поклонения  и  обожествления. Секты  как общины, более или менее  радикально
порвавшие  с  официальными,  или  государственными,  церквями, весьма  часто
расходятся с  ними не только в  метафизических, но и  в этических  вопросах.
Везде,  где в той или иной форме существует официальная религия или в основу
государственных (общественных)  отношений  положены  определенные  этические
принципы,  этика  неотделима   от  политики.  Поэтому   секты  часто  бывают
оппозиционны  не  только  по  отношению  к  церкви,  но  и  по  отношению  к
государственному и  социальному  порядку. В том же  толковом словаре читаем,
что  сектой   может  называться  и  вполне  светская  группа  лиц  со  своим
собственным культом. Согласно второму определению, "секта" -- это узкий круг
людей,  которые   обособились  от  общества  и  замкнулись  на  узком  круге
интересов,   поклоняясь   определенной  эстетической  или   интеллектуальной
программе, тенденции или харизматической личности.
     Итак,  секта  --  это  группа,  которая  характеризуется  специфическим
ритуалом поклонения  богу или личности, изоляцией от "враждебной" социальной
среды и наличием харизматического лидера.
     Хотя  странные убеждения и  ритуалы секты еще не свидетельствуют  о  ее
деструктивном характере,  в современном мире слово  "секта" приобрело крайне
негативный оттенок  и  ассоциируется с  опасной группой людей, возглавляемой
"пророком", психопатом, шарлатаном, или бандитом.
     Как   уже   говорилось,   в   деструктивных  сектах  к   последователям
систематически  применяются  современные методы  психологической обработки и
приемы  воздействия на сознание,  активно используются  техники  модификации
поведения, эксплуатируется внутренне присущий человеку групповой  конформизм
и   подсознательная   потребность  подчиняться  авторитету.  Кроме  того,  в
деструктивных сектах широко практикуется обман, фальсификация и запугивание.
Это позволяет поэтапно разрушить  личность и, манипулируя мыслями, чувствами
и  поведением  последователей, реформировать  их  сознание.  В деструктивной
секте   нарушаются  права  человека.  Активно  воздействуя   на  сознание  и
подсознание  людей  с помощью ряда  специальных техник, о  которых  мы будем
подробно  рассказывать,   им  прививаются  фобии  и   зависимости,  лишающие
последователей возможности покинуть секту.
     На сегодняшний день существует множество техник воздействия на  нервную
систему и мозг человека, то есть на человеческую нейрологию.
     Все, что человек думает, помнит, осознает,  чувствует  и узнает, -- это
результат  деятельности   мозга.   Каждый  человек   обучается  и  чувствует
по-своему, потому  что  в  процессе  развития нервной  системы в его  памяти
запечатлевается определенная информация (импринт). Каждый импринт определяет
позитивный  или  негативный  фокус  для последующего  формирования  условных
рефлексов (обуславливания). Именно  импринты и условные рефлексы определяют,
как человек воспринимает  реальность. С помощью специальных техник  человека
можно  ввести  в состояние так называемой  импринтной  уязвимости,  когда он
становится   повышенно  внушаемым,  и   полностью  его  перепрограммировать.
Создавая новые импринты  и новые условные  рефлексы, можно  изменить систему
представлений, сознание, восприятие  реальности и модели мышления. Мозг  как
бы "переключается" и начинает работать иначе. Сознание человека изменяется и
человек  воспринимает лишь  ту реальность, которую  ему навязали. Начинается
процесс  автоматической  фильтрации: сигналы,  которые не  вписываются в его
новый  туннель  реальности,  экранируются,  а  информация,  которая   хорошо
увязывается  с  навязанной ему  системой  представлений,  воспринимается как
единственно  верная.  Применяя к людям  методы нейрологического воздействия,
секта   "стирает"   истинную   личность   и   создает   "новую"   с  "новым"
сознанием.
     Когда  человек   долгое  время   живет   в  "искусственной"  реальности
деструктивной  секты,  он  теряет   индивидуальность   и  живет  в  скорлупе
"искусственной" личности, созданной сектой. Каждая личность  характеризуется
определенным  набором  убеждений,  моделей   поведения,  стилем  мышления  и
эмоциональными   реакциями.   В   условиях   психологической   обработки   и
колоссального   социального   воздействия   реальная    личность   человека,
сформированная  родителями,  воспитанием,  образованием,  друзьями   и   его
свободой выбора, насильно подменяется новой сектантской  личностью. Человека
погружают в такую  социальную среду, где он вынужден отказаться от  прежнего
"Я". Чтобы функционировать в  новой групповой реальности, он должен  принять
новый  облик, который  одобряется  группой. Любая  реальность, которая может
напомнить ему о его прежней личности и вернуть прежнее представление о себе,
искусственно  устраняется. Даже если  поначалу человек умышленно подыгрывает
окружению, чтобы  остаться в группе,  со временем он неизбежно пропитывается
тоталитарной   идеологией,   которая   меняет    его    предыдущую   систему
представлений. Такой процесс изменения можно запустить в течение  нескольких
часов, но для  его стабилизации,  как правило, необходимо несколько  недель.
Любая тоталитарная  система, и,  в частности, деструктивная секта, стремится
разрушить  индивидуальную целостность  человека и  его  самостоятельность  в
принятии решений.
     Конституция гарантирует права на свободу совести  и вероисповедания, на
личные  и гражданские  свободы.  Группа людей  обладает  правами на  свободу
религиозного  сознания и  беспрепятственное  отправление обрядов, какими  бы
странными  они  ни  казались  обществу.  Если люди хотят  верить в  то,  что
Махараджи Джи,  Виссарион, Мария Дэви Христос, Элизабет Профет, Сан Мюн Мун,
Махариши Махеш, Ошо, Джим  Джонс, Чарльз Мэнсон или  Дэвид Кореш --  мессия,
это их право.  Но    это  главное!)  никто не имеет  права  вводить  в  их
подсознание  деструктивные  установки,  внушая  веру  в  то,  что  указанный
господин  (или госпожа) --  мессия.  Никто  не  имеет  права посягать на  их
свободы   и  деструктивно   воздействовать  на   их   личность   с   помощью
психологического программирования и техник манипуляции сознанием.
     После окончания  второй  мировой  войны спецслужбы  всего  мира активно
приступили  к  экспериментам  в  области  нейропрограммирования  личности  и
направленного изменения группового  и индивидуального сознания. По признанию
ЦРУ, уже в начале пятидесятых годов  проводились секретные эксперименты  под
кодовым названием MK-ULTRA по исследованию влияния психоделиков, наркотиков,
электрошока и гипнотических техник на человеческую психику.
     Особый  вклад  в   психологию  внесли  работы  Курта   Левина,  который
эмигрировал из  нацистской  Германии  в  США. Левин  заложил  основы  такого
направления, как групповая  динамика, и занимался активным ее исследованием,
ибо  справедливо  полагал, что основные изменения  личности  происходят не в
индивидуальном,  а групповом контексте. Он считал  группу динамическим целым
"со свойствами, отличными от свойств ее слагаемых или суммы этих слагаемых".
     В  шестидесятые  годы в гарвардском университете под руководством проф.
Тимоти Лири, одного из создателей теории трансакционного анализа и концепции
групповой терапии, проводились исследования в области модификации поведения.
Еще до войны Адлер говорил о значении социального окружения для личности и о
том,  что группа позволяет сформировать и модифицировать взгляды  и суждения
личностей,  которые переживают  кризис  ценностей и  целей.  Но  проф.  Лири
исходил  из  предположения,  что  мозг  --  это биохимическая  электрическая
система, которая обладает способностью воспринимать и  конструировать разные
реальности!  Чтобы  изменить сознание,  нужно  найти и грамотно использовать
специальный "ключ". Этот ключ "открывает" нервную  систему для исследования,
а мозг для перепрограммирования. Он избавляет от обусловленности восприятия,
помогает активизировать новые контуры  нервной системы и расширяет сознание.
Справедливость  теории проверялась  в серии экспериментов по психологической
реабилитации  и  изменению  поведения  заключенных. Именно Тимоти  Лири  был
автором  призыва  "turn  on, tune  in, drop  out",  который  переводится как
"включись, настройся, отстранись".  "Включись"  -- активизируй  свои нервные
способности и генетические задатки, "настройся" -- гармонично взаимодействуй
с  окружающим тебя миром, а "отстранись"  --  активно,  избирательно и тонко
"отслаивай" рефлекторные и подсознательные убеждения.
     В  конце  шестидесятых  психологи   проявили   интерес   к  возможности
модификации поведения  отдельных  личностей и групп при  проведении  сеансов
групповой психотерапии, основанных на  методе свободных дискуссий. Групповая
дискуссия, роль которой экспериментально и последовательно исследовалась все
тем же Куртом Левином,  позволяла столкнуть  оппозиционные  мнения,  помогая
участникам  увидеть разные стороны  проблемы,  и  уменьшала их сопротивление
новой  информации.  Экспериментальные  техники,  которые  разрабатывались из
лучших  побуждений, были призваны заставить  людей  отказаться  от привычных
схем  поведения  и  мышления, развивать потенциальные  возможности,  скрытые
резервы  и  выводить на  уровень самоактуализации.  На  таких сеансах  людей
побуждали "раскрепощаться", избавляться от комплексов, рассказывать группе о
самых   интимных  личных   проблемах.   Широкое   распространение   получила
психотехника, в  которой члена группы усаживали в центр круга,  а каждый  из
присутствующих по очереди указывал  ему  на его недостатки и  проблемы.  Нет
необходимости  говорить, что без консультации  опытного психотерапевта такая
техника может  глубоко травмировать  человеческую  психику и  спровоцировать
тяжелые психологические проблемы.
     Кроме  того,   в  результате  развития   системы  нейролингвистического
программирования (НЛП)  большое количество людей  познакомилось  с техниками
погружения в  гипнотический транс,  не  имея  ни малейшего  представления об
этической  стороне работы  с подсознанием. Ричард  Бэндлер  и Джон  Гриндер,
создатели модели  НЛП, активно  популяризировали эту технологию  в  качестве
инструмента  для  расширения  человеческих  способностей.  Эта  модель  была
построена на основе модели стратегической психотерапии Мильтона Эриксона,  в
которой широко использовались трансовые и  гипнотические  состояния. Феномен
гипнотического  транса  (или  эриксонианского  гипноза)  вызывал  измененное
состояние  сознания,  в  котором  человек становился повышенно  внушаемым  и
получал установки, вызывающие изменения его личности.
 
 
     Если вначале групповые и индивидуальные методики испытывались только на
добровольцах, многие из которых, кстати,  положительно оценили этот опыт, то
со временем  некоторые техники просочились в массовую культуру  и популярную
психологию,  став общедоступными. Их бесконтрольно применяли  разные  люди в
самых разных целях. С помощью этих техник недобросовестные "гуру", жаждавшие
богатства и  власти, научились манипулировать последователями.  Лидеры самых
разных сект  начали понимать, какие преимущества  сулит  использование новых
методик  воздействия   на   личность.  Начала  развиваться  так   называемая
технология   "культового   менеджмента",   на   базе  которой  формировались
современные деструктивные секты нового типа. В таких сектах к последователям
применяется комплекс психологических мероприятий, позволяющих поддерживать у
них определенное состояние  сознания, формировать  у них настройку на новый,
культовый туннель  реальности,  а также полностью контролировать их  эмоции,
мысли, поведение, деятельность и связи с внешним миром.
     В  России и Украине разгул  деятельности деструктивных  сект начался  в
начале девяностых, когда  пал  тоталитарный режим и охранявший его "железный
занавес".  Именно  тогда  население   лишилось  пропагандистской  идеологии,
которая  активно формировала общественное сознание  и  общественный  туннель
реальности  на   протяжении   последних   семидесяти  лет.   Тогда  же   был
расформирован   специальный   отдел   КГБ,  который   занимался   проблемами
психологического   и  религиозного   терроризма   и  контролировал  духовные
потребности сограждан. Свято  место  пусто не бывает, и территорию России  и
Украины наводнили новые идеологи местного и заморского  происхождения. Толпы
на  стадионах  рукоплескали  евангелистам  и  иеговистам,  вступали  в  "Аум
Синрике", объединялись вокруг Марии Дэви Христос, ехали в сибирскую тайгу за
"последнезаветчиком"-Виссарионом,   превозносили    дианетиков-сайентологов,
обретали  "сознание"  Кришны", становились  крестоносцами-мунистами, слушали
речи американских телевизионных проповедников и зачитывались откровениями  в
переводных книгах  "божественной дуады"  Профетов. Все эти  "пророки"  новой
эпохи успешно  "ловили души"  неопытных  сограждан,  рекламируя и  тиражируя
простые рецепты выживания, которые оказались весьма востребованными.
     Новоявленные мессии  продавали карты "новой  реальности" с "маршрутами"
самореализации и  достижения  гармонии,  причем  все пути однозначно вели  к
просветлению и спасению.
     В  США секты  и "новые религиозные  движения" расцвели пышным цветом во
время  культурной революции шестидесятых. Миллионы молодых людей,  к которым
примкнули  и некоторые  не  догматически  настроенные представители старшего
поколения, оказались  в этическом  вакууме. Заполнять  этот вакуум  ринулись
духовные  "пастыри"   и  морализирующие  мафиози  --  так  называемые  ловцы
человеческих  душ.  Появился  телевизионный  евангелизм,  популяризированный
буддизм  и хипповый индуизм. Пессимистические, полные  ностальгии  верования
намеренно  гасили   взрывную   волну   расширения  сознания,  сопровождавшую
десятилетие  культурной революции. Дивергенция,  индивидуализм и утопический
оптимизм  шестидесятых  были насильственно  уничтожены.  Духовный  бандитизм
приобрел  масштабы  настоящей  эпидемии,  а  Америка  превратилась  в  дикий
"духовный"  Запад.  За   власть  над  душами  жестоко  конкурировали  лидеры
религиозных  банд и идейно вооруженные  пророки.  Откуда-то  всплыли гуру  и
свами, мастера и  учителя, наставники и пророки, живые боги  и богини. Но  о
реальном  существовании  деструктивных  сект  и  об опасности,  которую  они
представляют для личности, население Америки узнало только в семидесятые.
     "Знакомство" произошло благодаря средствам массовой информации, которые
забили  тревогу  и  тем  самым  привлекли внимание  общественности  к  этому
феномену. Сначала Америку потрясло известие о похищении Патти  Херст, дочери
магната Уильяма Рэндольфа Херста III, которая вдруг стала  "Таней" и  членом
Симбионской   Армии  Освобождения  --   левоэкстремистской  террористической
группировки. Потом стало известно о массовом суициде  членов секты "Народный
храм"  в  Джонстауне.  Это  заставило  общество взглянуть на  секты  другими
глазами.  Над  "престолом" лидера  "Народного  храма" Джонса  висел плакат с
лозунгом: "К тому, кто не помнит прошлого, оно приходит снова и снова". Хотя
никто  не  знает,  почему  Джонс  выбрал  в   качестве  девиза  именно   это
высказывание  Джорджа  Сантаяны,  полезно  задуматься  о смысле  этой  фразы
применительно к современным деструктивным сектам.

Глава 5. Не только религия

 
     Хотя массовый суицид в Джонстауне  потряс мир, в конце семидесятых мало
кто  понимал,  что такое  деструктивные  секты и  какую роль в разыгравшейся
трагедии  играл  психологический  контроль  и манипуляция  индивидуальным  и
групповым  сознанием. А  тем  временем  количество  деструктивных сект и  их
членов продолжало  непрерывно увеличиваться. На сегодняшний день  существуют
не  только  религиозные  секты, но  и секты, деятельность которых связана  с
политикой,  психотерапией и  коммерцией.  Во всех  этих  сектах  применяется
психологическая обработка  и  контроль  сознания, поэтому  они попадают  под
определение деструктивных сект.
     Наиболее  известны   и   многочисленны  религиозные  секты,  в   основу
вероучения  которых  положена некая религиозная или  оккультная  догма.  Она
может быть взята из Библии, синтезирована из восточных религий, заимствована
из  оккультных учений  или же создана лидером секты.  Такие  секты создаются
"живым  богом"  или его  непосредственным  "пророком", на которого  снизошло
"божественное  откровение". На  основе полученного "откровения"  он начинает
по-своему интерпретировать "Божью  волю", а  любая аргументированная критика
не только  не  способна  образумить  "пророка",  но,  напротив,  объявляется
происками Сатаны. Иногда  эти "живые боги" и "пророки" страдают психическими
отклонениями  и   искренне  верят  в   реальность  собственных   видений   и
галлюцинаций,  которые описаны  в  любом учебнике по  психиатрии.  Как писал
Уильям  Джеймс,  материалистическая  медицина "приканчивает  святого  Павла,
называя его эпилептиком, а видения по дороге в Дамаск -- поражением нервного
центра  затылочного  отдела  коры  головного  мозга,   вызывающим  внезапное
образование  двигательных  импульсов,  объявляет  святую  Терезу  Авилльскую
истеричкой,  а святого Франциска Ассизского  -- наследственным дегенератом".
Впрочем,  давайте вспомним, что мнение  психиатров  --  лишь  одно из многих
других  мнений, и  не стоит  относиться к  нему  как  к  истине в  последней
инстанции.
     Самозваные "пророки" всегда  заявляют, что посланы на  землю с "особой"
духовной миссией. Мы не знаем, что  в действительности  побуждает "пророков"
заняться   активной  харизматической  деятельностью:   то  ли  искренняя   и
фанатичная вера в собственную  пророческую миссию, то ли гордое прельщение и
ложный  духовный  опыт,  то  ли  желание  удовлетворить  личные   амбиции  и
обогатиться.  Но даже невооруженным глазом можно увидеть, насколько  немощен
их дух и слаба плоть.
     О   привязанности  к  "грубому  материальному  миру"   этих  "пророков"
свидетельствует  их  роскошный  образ  жизни,  недвижимость, в  которую  они
вкладывают  миллионы долларов и  крупные предприятия, чьи  акции они активно
скупают.
     Например, автопарк известного "динамического коммунара"  Ошо состоял из
девяноста  двух роллс-ройсов, а доход его коммуны  в Орегоне составлял более
100 млн. долларов. На счетах финансовой империи "преподобного" Сан Мюн Муна,
в  состав  которой входила  транснациональная  промышленная компания, тысячи
гектаров  земельной  собственности  и недвижимость на всех  широтах планеты,
завод  по производству оружия  в Южной Корее, две  влиятельные  американские
газеты  "Нью-Йорк  трибюн"  и "Вашингтон  таймc", хранилось  более миллиарда
долларов.   Как   выяснилось,   организация   Муна  была   основной   силой,
поддерживавшей деньгами и  оружием силы "контрас" в Никарагуа. Мун вложил от
семидесяти до ста миллионов долларов в экономику Уругвая, возможно, планируя
превратить  эту страну в первое культовое теократическое государство, откуда
он начал бы двигаться к провозглашенной им цели: "завоевать и подчинить весь
мир".
     "Религиозные"    деструктивные    секты    бывают    "библейскими"    и
"сатанистскими".  В последние годы СМИ привлекают внимание  общественности к
деятельности  групп  cатанистов,  в которые  активно затягивают  подростков.
Впечатлительные и жадно воспринимающие все новое и необычное молодые ребята,
поклонники  "тяжелого  рока",  фильмов ужасов и научной фантастики, пытаются
найти свое место в  жизни. В поисках силы и самоутверждения они  попадают  в
секты, которые служат дьяволу, надеясь обрести в них власть и могущество.
     Чаще  всего  их затягивают  в  секту  обманом, например,  приглашают на
специально    организованные   вечеринки,   где   угощают   галлюциногенными
наркотиками,  которые   делают  их  более   внушаемыми  и   уступчивыми  при
прохождении сексуальных обрядов посвящения в сатанисты.
     Шаг за шагом вербовщик обретает власть над вербуемым, втираясь к нему в
доверие   и  проверяя  его  лояльность.  Только  когда  подросток  считается
"подготовленным",  его  непосредственно  знакомят  с  ритуалами   поклонения
Сатане.  На этом этапе он уже не  может уйти, так как  принимал  участие  во
многих  противозаконных  действиях, то  есть слишком  много видел и знает. А
если    он   был    свидетелем    или   участником   ритуала   человеческого
жертвоприношения, то даже если он сбежит, группа его найдет и убьет.
     Часто  в  сводках  международных  новостей  фигурируют  так  называемые
"экстремистские   организации".   В    сущности,   это    самые    настоящие
политико-террористические секты.  Большинство  людей даже  не  догадывается,
какими изощренными методами туда вербуют  людей и под каким  нейрологическим
контролем  находятся  их  члены, что,  собственно  говоря, и отличает  такие
группы от групп обычных фанатиков-фундаменталистов.  Эти группы  формируются
на основе определенной политической догмы. Группа, "Арийская Нация" муштрует
бойцов в  учебных "лагерях  выживания",  поддерживая доктрину  превосходства
белого большинства  и планируя в перспективе захватить  власть в США. Группа
"Мув" была обстреляна гранатами со  слезоточивым  газом полицией Филадельфии
после того, как в ее "закромах" обнаружили огромный арсенал оружия.
     Ранним мартовским  утром  1995  года  10  членов  секты  "Аум  Сенрике"
принесли на станцию токийского метро  пластиковые пакеты с отравляющим газом
зарин, который впервые синтезировали немецкие ученые в нацистской  Германии.
[Зарин поражает центральную нервную систему и  даже  в малых дозах смертелен
для человека.]
     В  результате газовой  атаки  двенадцать  человек  погибло, а множество
людей  временно  ослепло и было  парализовано.  Во время  обыска  на  тайных
складах секты  полиция обнаружила пятьсот металлических барабанов, в которых
хранился   цианид  натрия,   как   известно,   смертельный  яд.  В  процессе
расследования  деятельности "Аум Сенрике" выяснилось, что  секте принадлежат
огромные   арсеналы  различного   оружия   и   компьютерные   лаборатории  с
дистанционно  управляемой   аппаратурой  для  автоматического  запечатывания
ядовитого   содержимого   в  пластиковые  мешки.  Секта   завербовала  массу
выпускников университетов,  которые занимались исследованиями и разработками
биологического  оружия.  Полиция  обнаружила  следы  выращивания   различных
вирусных  культур.  "Аум" управляла  тремя компаниями по закупке химического
сырья. Находясь в Москве, руководство секты проявляло интерес к приобретению
ядерного  оружия.  Есть  также  данные  о  том,  что  "Аум"  купила  крупный
российский вертолет и приценивалась к российским танкам, подводным лодкам  и
военным самолетам.
     Существует  множество  психотерапевтических и  "просветительских" сект,
называющих себя школами, движениями и  фондами. Семинары и  конференции они,
как правило, проводят в актовых  залах  дворцов молодежи,  университетов или
залах для деловых  встреч фешенебельных отелей.  Участие в  таких семинарах,
обещающих "инсайты" и "просветления", может  быть бесплатным, проводиться за
символическую  плату  или  же  стоить  сотни долларов. Такие  секты  активно
используют     техники    манипуляции    сознанием    и     психологического
программирования,  благодаря чему участники  переживают  "пиковые" ощущения.
Большинство  участников  на  этом  останавливается,  но всегда находится ряд
людей, которых удается "обработать". Таких  людей уговаривают записаться  на
курсы более высокого уровня, которые оплачиваются по более высокому  тарифу.
Выпускников таких курсов чаще всего втягивают в сеть школы,  вернее,  секты.
После этого им велят приводить в нее друзей,  родственников, сотрудников, не
распространяясь о деятельности и программе группы,  а тем, кто не справится,
грозят  изгнанием.   Деятельность  таких   групп   стала  причиной   нервных
расстройств,  исковерканных судеб,  разрушенных  семей, краха  карьеры у  их
последователей,  а  также  самоубийств  и  летальных  исходов  в  результате
"несчастного случая". У  людей,  возглавляющих такие  группы,  обычно весьма
сомнительное, а иногда и криминальное, прошлое.
     В  девяностые годы широкую популярность приобрели сеансы психотренинга,
на которых  людей  обучали  методикам "расширения сознания". Группа "Форум",
организованная  Вернером  Эрхардом,  умело  проводила   рекламную  кампанию,
зазывая  людей  на  сеансы психотренинга  по  созданию  "новой  реальности".
Синтезировав популярные философии,  от восточных  религий  до  психоанализа,
Эрхард   разработал  программу,   которая  якобы  пробуждала   у  участников
потребность   встретиться  лицом  к  лицу  с  их   внутренними  конфликтами,
социальными  проблемами и  отказаться  от застарелых  иллюзий. Тренировочная
программа  длилась  девять  дней,   и   на   протяжении  этого  срока  людей
эмоционально унижали, призывая дойти  до состояния, в котором  они, наконец,
"все   поймут",  --  состояния,  напоминающего  катарсис.   Эрхард   не  пыл
специалистом в области психиатрии, целительства или  религии, но у него была
хватка  опытного  торговца. За пять лет  ему  удалось  протащить через  свои
семинары  более восьмидесяти трех тысяч состоятельных и  хорошо образованных
людей,  обещая "трансформировать их жизненную  позицию и  восприятие жизни".
Впрочем, по оценкам самого Эрхарда, семинары "Форума" посетило более семисот
пятидесяти тысяч человек, а более пяти  миллионов  человек финансировало его
виртуальный проект "Всемирной  борьбы с голодом". Эрхард утверждал, что если
достаточно  много людей  "представит  реальность,  в  которой  нет болезней,
голода и войн", то они исчезнут. Многие слушатели его  семинаров становились
"сессионными   наркоманами"   и   соглашались    заниматься   неоплачиваемой
вербовочной деятельностью в "Форум".
     Во время тренингов в сознании людей происходили определенные изменения.
На  протяжении долгих  часов  их  заставляли подчиняться  странным и жестким
требованиям,  что якобы,  помогало  содрать  с  них оболочки психологической
стабильности,  которые обычно  укрепляют нормальное  состояние  сознания. Им
запрещалось  иметь часы, общаться друг с  другом,  вставать с места, курить,
есть и выходить в  туалет. На протяжении целого дня  поди сидели с закрытыми
глазами  и  слушали  оскорбления,  обличения и  непристойную  брань  из  уст
инструктора. Они находились в комнатах, куда не  проникал дневной свет и где
поддерживалась температура более сорока  градусов по Цельсию. Кроме того,  в
группу  специально  "подсаживали"  кликуш и людей, страдавших  истерическими
припадками, которые  неожиданно начинали брызгать слюной и истошно  визжать.
Участники  программы  находились  в  состоянии  крайнего  физиологического и
эмоционального дискомфорта.
     Когда одна  из слушательниц семинара,  интеллигентная  сорокапятилетняя
женщина, во  время  семинара  задала руководителю  вопрос, он  ответил:  "Ну
конечно, откуда же  вам это  знать! Вы же сидите среди жертв!"  В  ответ  на
вопрос, почему она там сидит,  она объяснила, что страдает диабетом. Он  тут
же обвинил ее в том, что еще маленькой девочкой она "придумала" себе диабет,
чтобы  привлечь к  себе  внимание отца. Если  бы она  хотела  избавиться  от
диабета, который сама себе "создала", то давно  бы о нем забыла, потому что,
подобно всем  людям, обладает способностью "создавать  новую реальность". Он
унижал  ее перед залом, но она  пережила это унижение, потому что верила его
словам.  Она  хотела жить без инсулина,  поэтому отказалась  от лекарства  и
начала  создавать новую реальность... Из диабетической комы  ее вывели врачи
"скорой помощи".
     У  многих  людей  после  сеансов  психотренинга  появились  психические
расстройства. Манипулируя человеческим стремлением познать другие  измерения
сознания,  не уходя от реальной жизни, Эрхард выбросил  на  "духовный рынок"
суррогатный   "товар",   обещавший   "мгновенное  просветление".  Вызывая  у
аудитории ощущение расширения сознания, в действительности Эрхард прибегал к
гипнотическим тактикам управления сознанием. Он обретал контроль над людьми,
которые верили, что он и его семинары  помогут  им  достичь  просветления, и
использовал их в качестве вербовщиков новых слушателей семинаров.
     К концу семинара инструктор  всегда  спрашивал  людей, "поняли" ли они.
Одни  слушатели  говорили  "да"  и  аплодировали.  Другие говорили,  что  не
уверены. Инструктор с  ними беседовал,  и они  говорили,  что  "поняли".  И,
наконец, находились несколько человек, уверенные в  том, что "не поняли". На
это  инструктор  отвечал:  "Прекрасно,  именно  вы  как  раз  все и  поняли,
поскольку понимать было  нечего".  Все превращалось  в фарс.  Это  приводило
людей  в состояние сильного эмоционального  дискомфорта.  И, тем  не  менее,
большинство "выпускников"  считало  этот  опыт позитивным и  хотело  принять
участие в очередном семинаре.
     В этих  семинарах огромную роль играло измененное  сознание участников,
которое позволяло им преодолевать дискомфорт  и унижение. Течение времени  в
обычном смысле останавливалось,  и  у  людей  возникали необычные  ощущения.
Инструктор цинично издевался над людьми, доводил женщин до слез, а мужчин --
до бешенства. Люди  начинали терять представление о  реальном мире и даже  о
том, кто они  такие. Как рассказал один из участников семинара, "и вдруг мне
все стало  ясно! Я  был  пленником моего собственного маниакального влечения
всем помогать и делать добро. Инструктор был прав: я не должен зацикливаться
на  этой  позиции.  Я  волен  выбирать,  как  думать  и как  чувствовать, не
оглядываясь на сорок лет программирования и  кодирования.  Затем вся комната
исчезла, и  меня перестали терзать  мысли о том, когда это все закончится, и
когда я смогу спокойно поесть и помочиться. Я почувствовал себя  так, словно
освободился из тюрьмы, в которой оттрубил сорок лет".
     Коммерческие секты основываются на вере в догмат о природной алчности и
жажде обогащения человека. Они обманывают людей и манипулируют ими, призывая
работать  за гроши или даже  даром сегодня,  чтобы обогатиться завтра. Среди
них много "пирамид", или "многоуровневых" маркетинговых организаций, которые
обещают  огромные  деньги,  но  в  действительности  лишь вымогают деньги  у
доверчивых  людей, обдирая жертв как липку. Вскоре они уничтожают у человека
веру в себя, лишают  его чувства  собственного достоинства и самоуважения, а
человек  с  низкой  самооценкой  уже никому  и  никуда  не  жалуется.  Успех
предприятия зависит от набора новых людей, которые,  в свою очередь, вербуют
следующих.  Среди  коммерческих сект известны  и такие,  которые  занимаются
запугиванием  людей,   втягивая  их  в  уличную  торговлю   газетами  или  в
распространение журналов, косметики, посуды и прочих  товаров по  квартирам.
Эти секты дают  в местных  газетах рекламу,  призывая откликнуться тех,  кто
стремится  к   блистательной   карьере,  большой  зарплате  и  увлекательным
командировкам.  Вербовщики   из  секты  проводят  "интервью"  с   желающими,
резервируя для  встреч  номера в отелях, и  отбирают, в основном, студентов.
Если человек "подходит", он  должен  заплатить  деньги  якобы за стажировку.
После этого людей загружают в микроавтобусы и  увозят далеко от родных мест,
где   заставляют    торговать    косметикой    или    галантереей.    Такими
"горе-торговцами" манипулируют,  их постоянно "держат на крючке", внушают им
ощущение  вины, страха и  неполноценности, нередко подвергая  сексуальному и
физическому насилию. Эти  люди становятся рабами "компании", и им приходится
выворачивать  карманы и отдавать  последние деньги, чтобы оплатить "траты на
проживание".

Глава 6. Ловцы душ

 
     Из  миллбрукской  инструкции:  "...Каждого странника с безумным взором,
который  стучит  в  огромную  дубовую дверь  особняка,  размахивая  небесным
удостоверением, впускай, но внимательно к нему присматривайся..."
     ...  Через  пять  лет жители  Миллбрука стали искушенными экспертами  и
взирали  на  армады "посланцев  Господа",  ломившихся в ворота  особняка,  с
равной  долей сочувствия и скептицизма.  Когда незнакомый паломник возвещал:
"Я агент Господа", -- его  ласково спрашивали:  "Ну, рассказывай,  что у вас
там новенького?"
     Т. Лири, "Нейрополитика", глава "Нейрополитика бесстрашия".
     Существует  множество  способов  подвергнуть  человека  психологической
обработке и втянуть в деструктивную секту.
     Секты целенаправленно  ищут (вернее, ловят) интеллигентных,  одаренных,
талантливых и преуспевающих людей. На успех обращения потенциального неофита
гораздо   большее  влияние  оказывают  не   доктрина   или   организация,  а
представляющие  ее  люди.  Огромную  роль играет  личный  контакт  с умными,
обладающими  даром  красноречия  членами   группы,  которые  рассказывают  о
головокружительных  "творческих"  перспективах   и   выглядят   счастливыми,
свободными, искренними,  открытыми и  преданными своему  делу.  Расширение и
процветание  многих  сект  свидетельствует  о  том,  что они  умеют готовить
вербовщиков, то есть "показывать товар лицом".
     Вербовщиков   учат  мгновенно   оценивать,   что   собой   представляет
потенциальный неофит, и  в расчете на него  "преподносить"  и  "упаковывать"
информацию  о  группе.  Иначе  говоря,  их  задача  --  заставить   человека
заглотнуть крючок с наживкой,  где роль наживки  играет информация,  которая
должна  заинтересовать именно  его.  Вербовщики  активно  используют "модель
четырех типов личности", согласно  которой все люди делятся  на четыре типа:
мыслители, чувствующие, деятельные  и верующие. Мыслителями считаются  люди,
которые  решают жизненные проблемы преимущественно "головой", руководствуясь
разумом; они  в основном ориентируются на интеллект. Чувствующими  считаются
люди, которые в  решении  жизненных проблем руководствуются  преимущественно
эмоциями;  они  в  основном  живут  чувствами.  Деятельными   считаются  так
называемые  "люди  действия".  Верующими  считаются  люди, которые  верят  в
духовное начало жизни.
     При вербовке мыслителя используется интеллектуальный подход. К примеру,
ему  показывают  фотографии  лауреатов  Нобелевской  премии  или  философов,
увлеченно обсуждающих различные проблемы на одной из организованных  группой
научных конференций,  создавая иллюзию,  что эти гиганты  мысли поддерживают
данное движение. В действительности изображенные на снимках люди зачастую не
имеют ни малейшего отношения к секте и совершенно не интересуются вопросами,
заявленными  в  повестке  дня.  Их  появление  на  конференции  продиктовано
возможностью  пообщаться  с  друзьями  и  коллегами,  получившими  такие  же
приглашения, причем совершенно бесплатно -- спонсоры  оплачивают им проезд в
оба  конца,  проживание,  и  еще  выдают солидный  гонорар.  Чем  не  стимул
"поучаствовать"?
     Чувствующие всегда  "покупаются"  на искренность, любовь  и  заботу,  с
которой к  ним относятся вербовщики.  При общении  с такими  людьми делается
упор  на  эмоциональное  благополучие членов  группы, которые  "живут  одной
большой  и  дружной  семьей". С  такими  людьми всегда  говорят об "истинной
любви"  в  группе  и отсутствии  "понимания"  в обычном  мире.  В  групповых
ситуациях чувствующие  автоматически стремятся,  чтобы  группа  их  приняла,
поэтому при вербовке им демонстрируют безусловную любовь, поддержку, приятие
и одобрение.
     Деятельные склонны принимать  вызов  и действовать. Они  любят  ставить
перед  собой цели и добиваться реальных результатов. Если, глядя на нищету и
страдания людей, они хотят что-то сделать, чтобы покончить с этим  уродливым
явлением,  им  рассказывают,  какие  шаги  предпринимает  группа  в   данном
направлении. Если их волнуют проблемы войн и национальных конфликтов,  то им
рассказывают,  что  данная  группа -  единственная  организация,  в  которой
разработан  реальный  план  противодействия войнам  и мирного урегулирования
конфликтов  (даже если такого плана не существует).  Деятельным  перечисляют
сотни  программ по  стабилизации и  возрождению  "гибнущего"  мира,  которые
финансирует и поддерживает группа.
     Верующие люди  ищут духовный смысл жизни и стремятся  постичь Бога. Эти
люди часто  рассказывают вербовщикам о личном  духовном опыте, приобретенном
через сны,  видения  и откровения. В основном  это люди "открыты" настолько,
что  завербовываются  сами  (многие  считают,  что  встреча  с  вербовщиками
ниспослана  им  Духом).  Вербовщикам  остается  только живописно поведать  о
личном  "духовном опыте",  подтвердить  предначертанность встречи и заявить,
что Бог слышит наши молитвы.
     Вопреки  распространенному  мнению,  большинство   завербованных  людей
состоит  не из  верующих, а из  чувствующих и  деятельных.  А многие  из так
называемых мыслителей становятся в конце концов лидерами сект.
     Применение данной модели помогает  вербовщикам преуспевать в их работе.
Они, словно "рыболовы", забрасывают удочки, но ловят не рыбу, а человеческие
души. Термин "ловцы" заимствован из Нового завета. В Евангелии от Матфея (4:
18-20) сказано: "Проходя  же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев:
Симона,  называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети  в море,
ибо  они были рыболовы, и говорит им: идите за  Мною, и Я сделаю вас ловцами
человеков. И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним".
     Работа "ловцов человеков" существенно упрощается, поскольку большинство
людей  не  представляет,  что  их  нагло   вербуют,  и   не  догадывается  о
колоссальных  ресурсах,  которые  задействуются  при   вербовке  в   крупные
деструктивные секты.
     Многие   крупные  культы   разбогатели,  освоив   техники  и  стратегии
общественного сбора  денежных средств, а также получив  доступ к  банковским
счетам и  собственности  их  членов.  Они  умело  манипулируют  общественным
мнением,  декларируя,  что  собираемые  средства  направляются  в  различные
благотворительные фонды. На самом  деле  львиную долю капитала крупные секты
тратят  на вербовку новых членов  и  оплату  деятельности фирм, занимающихся
"паблик  рилэйшнз"  и "имиджмейкингом",  создающих "положительный  образ"  в
обществе.  Секты  нанимают экспертов  по маркетингу,  которые  разрабатывают
стратегии и  тактики проведения  кампаний по  вербовке и берут на вооружение
только те приемы и методы, которые "работают".
     Шансов выстоять у обычного человека ничтожно мало.  Как правило,  он не
знает ни  о психологической  обработке,  ни о том,  как действуют  различные
секты. Непосвященный человек не знает, какие нужно задавать вопросы  и какое
поведение должно  заставить его насторожиться. Зачастую он  вообще не знает,
что имеет дело с вербовщиками.
     Принимая решение, мы обычно  опираемся на информацию,  которую  считаем
достоверной. Нас все всегда в  чем-то пытаются  убедить -- будь то политика,
экономика, этика, религия,  вопросы образования,  воспитания,  юриспруденции
или маркетинга.  Такие  попытки  формирования  нашего  мнения  неизбежны. Но
некоторые попытки оказываются эффективнее, хотя сами по себе  они не хуже  и
не лучше  остальных.  У  нас  нет  времени проверять  достоверность  каждого
сообщения  из общего информационного  потока. Ярлыки  "хороших" или "плохих"
сообщений мы  цепляем  на них  сами,  в зависимости от  их содержания. Когда
информационное содержание нам нравится, мы охотно принимаем это сообщение, а
когда не нравится, то мы ставим  защитные фильтры и называем  это  сообщение
пропагандой.  Мы склонны доверять  мнению друзей и компетентных "экспертов".
Тонкая грань отделяет просвещение от втягивания, а пропаганду от информации.
Когда нас  убеждают,  само по себе это ни плохо, ни  хорошо,  все зависит от
цели. Сила убеждения позволяет просвещать или манипулировать. Глупо осуждать
техники убеждения из-за возможности обмана.  Это все равно, что осуждать еду
из-за  возможности переедания.  Эффект конструктивности или  деструктивности
убеждения зависит от нас. Если автор сообщения кажется нам привлекательным и
красноречивым, если  нам  кажется,  что  у него  благие намерения,  если  он
приводит многочисленные аргументы в защиту отстаиваемой им позиции, мы  чаще
всего  поддаемся его убеждению.  Во время шоппинга  в супермаркете  мы верим
плакатам, утверждающим, что какой-то определенный товар стоит здесь дешевле,
чем в других магазинах. Мы рассуждаем так: какой смысл нас обманывать? Мы же
можем проверить,  вернуться  и уличить  администрацию во  лжи.  Если  бы  мы
никогда никому  не верили, то  были бы параноиками. Но если станем  доверять
всем и каждому, то нас  сочтут "лохами", потому что всегда  найдется кто-то,
кто захочет  воспользоваться нашей доверчивостью в корыстных  целях. Поэтому
мы живем по  принципу  "золотой середины", балансируя  между скептицизмом  и
доверием. Мы жаждем стабильности.
     Все мошенники --  профессиональные лжецы. А преуспевающие мошенники,  к
тому  же,   производят   впечатление   очень  порядочных   людей.   Играя  в
"искренность"   и  "открытость",   они  ловко  разрушают   защитные  барьеры
естественной  настороженности  у жертв.  Они  умеют  общаться и  втираться в
доверие, они  обаятельны и располагающи. Наметив себе  жертву, они делают на
нее  ставку,  "раскручивают",  берут  деньги  и исчезают.  При  этом  жертвы
мошенников отмечают, что "доверились этому человеку, потому что он совсем не
похож на преступника".
     Вербовщики сект  ловко  используют  такие  же  приемы.  Почти  все  они
когда-то сами стали жертвами вербовки. Они искренне верят, что совершают для
вас благодеяние.  Но секте нужно кое-что важнее денег.  Ей  нужна ваша душа!
Естественно, в конце концов, секте перейдут и ваши деньги. Но это не все. Со
временем  вы  должны  совершать  по  отношению  к другим людям те  же  самые
действия, которые  были совершены по отношению к вам:  вы  должны  вербовать
новых "единомышленников".
     Все мы,  независимо от уровня культуры,  духовного развития и жизненных
принципов -- нравится нам это или нет, -- уязвимы и незащищены, все мы можем
стать  жертвами  психологического  программирования.  Да, мы  все хотим быть
счастливыми. Мы  хотим  любви и внимания. Все мы стремимся достичь  каких-то
целей: стать  мудрее,  разбогатеть,  добиться  высокого  положения, улучшить
здоровье, любить и быть любимыми. На это и делают ставку вербовщики.
     Помните,  что  в  большинстве случаев  люди не присоединяются к  сектам
сами, секты их вербуют.

Глава 7. Почему люди вступают в секты?

 
     Немного об этологии и социобиологии
     В  секты уходят  абсолютно непохожие друг  на друга люди. У  них разный
темперамент,  воспитание,  образование, социальное положение и возраст. Хотя
некоторые  перед  вступлением в  секту  проявляли  повышенную  эмоциональную
возбудимость,  в  подавляющем большинстве  это  были  абсолютно  нормальные,
уравновешенные и психически  здоровые  люди. Зачастую новообращенные молоды,
то  есть  их   установки  и  ценности  еще  не  успели  оформиться  и  стать
устойчивыми.  Но   обычно   контингент   сект   состоит  из  интеллигентных,
воспитанных, интеллектуально  развитых,  хорошо  образованных,  тяготеющих к
знаниям,   идеалистически   настроенных,  любознательных  и  стремящихся   к
духовному  развитию  и  бескорыстному служению людей.  Было  бы  неправильно
назвать  их  неудачниками  или  мечтателями,  потому  что  среди  них  много
предприимчивых и способных людей.
     Секта   --   это   бизнес,   поэтому   туда   пытаются   завербовать  и
квалифицированных   специалистов,  которые  способны   возглавить  различные
службы, придать организации должную респектабельность и  успешно вести дела,
не получая денежного вознаграждения за свой труд.
     Проблема  "неблагополучных  семей",  из которых  молодые люди уходят  в
секты,  сильно  преувеличена.  Дело  не столько  в семье,  сколько в  уровне
мастерства  вербовщика, сумевшего проявить талант психолога, дар убеждения и
интуитивно почувствовать, как подойти к человеку и его проблеме.
     Попадая  в  секту,  некоторые  люди  думают,  что  получат  возможность
выразить себя и найти применение  способностям, которые не были востребованы
в семье или в общественной жизни. Как правило,  это  коллективисты,  которые
испытывают непреодолимое желание жить и работать в команде. Когда человек не
удовлетворяется существующим  положением дел и  ищет  в отношениях  с людьми
большей глубины и содержательности, он становится более уязвимым, что делает
его легкой добычей вербовщика.
     Но  на  практике эти идеалистически  настроенные  люди  редко  получают
возможность  реализовать  себя  в  секте. Жизнь  в  секте  лишь предполагает
коллективные    действия    и   потенциальную    возможность   созидательной
деятельности,  она лишь демонстрирует внешние  преимущества  "сплоченности",
возникающей при интенсивном групповом опыте.
     Среди  завербованных в секты можно также  встретить молодых идеалистов,
которые    стремятся    доказать   собственную    независимость,    проявить
индивидуальность и отстоять право на собственное мнение  в  семье. Восставая
против семейных и общественных ценностей, они пытаются самоутвердиться через
уход  в  секту. Но  парадокс заключается  в  том, что,  эти оппозиционеры  и
бунтари  лишаются в секте индивидуальности,  так  как их генетическая  семья
подменяется суррогатной семьей в лице лидера и руководства секты, от которых
они становятся еще более зависимыми.
     Некоторые  люди  вступают  в  секты  в  результате  длительных  поисков
собственного  Пути, завершив  искания  приемлемого для  них вероисповедания.
Активный  поиск  всеобъемлющего туннеля  реальности часто  свидетельствует о
желании разрешить  глубокий внутренний конфликт, связанный  с попыткой найти
смысл, место  и предназначение в жизни. Такие люди могут  из  пятидесятников
стать сайентологами, потом саньясинами Ошо, резко перейти в стан агностиков,
затем  обратиться  в   неоиндуизм,  увлечься  шаманизмом,  стать  убежденным
поклонником  трансцендентальной медитации, "миссионером Божественного Света"
или  мунистом.  При  этом для  многих искателей выбор  секты,  в которую они
вступают,  зависит  не  столько  от особенностей ее  идеологии,  сколько  от
случайного  стечения обстоятельств. Их  внимание может привлечь любая секта,
если они в нужное время и в нужном месте встретят  людей, представляющих эту
секту.
     Ряд  людей  принимает систему идеалистических  убеждений секты, пытаясь
отождествиться с  кумиром, знаковой фигурой или идеалом,  который  разделяет
похожие убеждения.
     Чтобы  ответить  на  вопрос,  почему  люди  вступают  в секты,  давайте
разберемся,  почему  люди  вообще  склонны  объединяться  в  группы    чем
свидетельствуют наблюдения за общественной жизнью в самых разных культурах).
Без  сомнения, инстинктивная потребность  объединяться  в группы свойственна
людям   от  рождения,   потому   что  все  члены  группы,  в  том   числе  и
харизматической, по  сравнению  с индивидуалистами-одиночками  получают  ряд
эволюционных преимуществ, особенно перед лицом опасности, внешней угрозы и в
кризисных ситуациях. Человек испытывает потребность в  отношениях, постоянно
обеспечивающих    позитивные   взаимодействия.    Тесные    взаимоотношения,
позволяющие  нам  чувствовать, что  нас  эмоционально  поддерживают,  любят,
одобряют и признают, создают ощущение счастья и здоровья.
     В то же время пребывание в  группе часто  противоречит личным интересам
индивидуума и порой даже может угрожать личному выживанию. Но тогда почему в
процессе  эволюции у  людей  сохранилась эта  потенциально  губительная  для
личности черта?
     Оказывается, многие аспекты  человеческого поведения хорошо объясняются
социобиологией,  развитой  на  основе   теории   эволюции  Дарвина  Эдвардом
Уилсоном. Социобиология  применяет  принципы  эволюции,  этологии  (науки  о
поведении животных)  и  генетики  к изучению  социальных  взаимодействий.  С
социобиологической точки зрения, сохранение такой черты объясняется тем, что
в  группе  шансы   на  выживание  всех   носителей   определенного  признака
увеличиваются  по сравнению  с  шансами  на выживание  каждого индивидуума в
отдельности.  Другими  словами,  совокупная  приспособленность  дает  больше
преимуществ, чем приспособленность  индивидуальная. Если некоторый признак в
рассматриваемой  популяции  способствует  выживанию  популяции  в  целом, мы
говорим,  что совокупная  приспособленность популяции повышается, хотя шансы
на выживание любого  конкретного  индивидуума  как  носителя этого  признака
снижаются.  Это  значит,  что  вступление  в группу  способствует  повышению
совокупной   приспособленности.   Отдельные   личности   могут   пострадать,
пожертвовав собой, но группа в целом, состоящая из носителей этого признака,
получает больше шансов на выживание.
     Какой психологический механизм определяет склонность  присоединяться  к
харизматической  группе и, в частности, вступать в деструктивные  секты? Что
побуждает  людей  не  только  вступать,  но  и  оставаться  в  них, зачастую
пренебрегая личными  интересами? Чтобы  это  понять,  мы  должны  установить
механизм, который  привязывает индивида  к  группе,  механизм, заложенный  в
человеческой физиологии.
     Как уже  говорилось,  чаще  всего  вербовка оказывается  удачной в  тот
момент, когда человек находится в состоянии импринтной уязвимости, стресса и
эмоциональной   нестабильности.  Стресс  стал  характерной  приметой  нашего
времени. Люди испытывают стресс на работе и в школе, из-за семейных проблем,
проблем со  здоровьем,  личных  переживаний, при  переходе на новую  работу,
смене местожительства, из-за финансовых неурядиц, хронического "безденежья",
потери близких или в состоянии полной неопределенности. Обычно наши защитные
механизмы помогают нам справляться со стрессом, но бывают периоды  особенной
уязвимости, когда мы можем подпасть под чье-то  влияние. В такие моменты  мы
способны принять систему убеждений, которая обещает дать нам новый взгляд на
мир, придать смысл жизни и поставить перед нами новые цели.
     Когда  люди  вступают  в харизматическую  группу,  они  избавляются  от
стресса, причем,  чем ближе они  ощущают себя к  группе, тем  сильнее эффект
облегчения и тем  меньше  стресс,  который они  испытывали  до вступления  в
группу. Отдаляясь от группы, они снова начинают чувствовать себя несчастными
и состояние стресса  возвращается.  Каждый такой эпизод  служит  эффективным
обучающим "экспериментом".
     Человек начинает видеть  в группе  защиту  от  житейских бурь. В то  же
время  группа  действует  как  психологические клещи:  с одной  стороны, она
оказывает  сильное  давление,  а  с другой  стороны, избавляет  от  стресса.
Например, нормы группового поведения, которым должен следовать член  группы,
могут спровоцировать  у него стресс.  Поскольку  он привык считать,  что его
эмоциональное  благополучие зависит  от близости к группе, ему ясно:  только
сохраняя  верность  группе, он  сумеет избавиться от  стресса.  Это, в  свою
очередь, делает его более послушным групповым требованиям и воле лидера.
     Интересно, что избавление от стресса, которое происходит при вступлении
в группу, порождает некий снобизм по отношению к людям, которые в эту группу
не  входят и,  как  следствие,  -- деление людей на  "своих" и "чужих".  Это
значит,   что   вступление   в    группу,   сопряженное    со   значительным
самопожертвованием,   обеспечило  их  рядом  преимуществ,  которыми  они  не
намерены  делиться  с  "чужими". Таков способ самозащиты, к которому  всегда
прибегает истинная харизматическая группа.
     Глава 8. Наши иллюзии о человеческой разумности, неуязвимости и немного
о мифотворчестве человеческого биокомпьютера
     Несмотря на пугающую информацию о деструктивных  сектах и потенциальную
возможность стать пленником одной из  них, мы сохраняем полное спокойствие и
уверены, что именно нас никто никогда не завербует.
     Это происходит потому,  что:  во-первых,  в нашем  сознании укоренилось
традиционное философское представление (на котором основаны наши современные
законы),  что  человек  --  существо  разумное,  мыслящее,  ответственное  и
сознательно  контролирующее собственные  действия.  С  одной  стороны, такое
мировоззрение отвергает возможность манипуляции сознанием разумного человека
и его принудительной психической обработки, но, с другой стороны, оно служит
ограничителем, который не позволяет исследовать реальность этих феноменов.
     Во-вторых, мы свято верим в нашу  неуязвимость.  Мы  не  допускаем, что
наши мысли, чувства и поведенческие модели могут кем-то контролироваться. Мы
считаем, что никто не может  нами  манипулировать помимо нашей воли. Но  это
возможно, особенно в периоды "импринтной уязвимости". В этот период человека
легко можно перепрограммировать  с  бормотания "Харе  Кришна, Харе Рама"  на
веру  в то, что  "Иисус умер  за наши грехи" или "Кто  не с нами, тот против
нас", заставив понять смысл каждой из этих идеологий.
     В-третьих, с момента рождения мы испытываем влияние со стороны внешнего
мира  и  общества.   Это  влияние  настолько  многосторонне,  что  возникает
искушение считать, что все мы -- субъекты манипуляции  СМИ, а наше  сознание
формируется и контролируется семьей, школой, обществом, государством и т. д.
А   если  этот   тотальный  контроль  существует,  то  о  чем  тогда  вообще
волноваться?
     Итак, давайте рассмотрим первый тезис: человек -- существо разумное. Мы
считаем себя независимыми  и самостоятельно принимающими решения  людьми,  у
которых есть  свобода  выбора. На фоне высокого мнения человечества  о самом
себе позиция Фрейда, считавшего, что каждый человек, в значительной степени,
представляет  собой  продукт  приучения  к  горшку,   кажется  нам  особенно
унизительной.  Хотя  социальная  психология  нас  убеждает,  что   все  люди
разыгрывают  навязанные  им роли  и неизбежно  влияют друг  на друга, мы все
равно верим в свободу воли и свободу выбора. И продолжаем верить даже тогда,
когда к нам применяются скрытые техники, позволяющие влиять на наш "выбор" и
подменять "свободу выбора" иллюзией свободы выбора.
     При всей  нашей "разумности", мы  руководствуемся  в  жизни  не  только
разумом,  ибо  такая   глобальная   разумность   не   сочетается   с   нашей
эмоциональной, физической  и духовной  природой.  Психолог  Уильям  Джемс  в
"Основах   психологии"  утверждал,   что   людей   нельзя   считать  всецело
рациональными. Наш разум постоянно подвергается воздействию помех (см. также
"Йога-сутры" Патанджали) в виде эмоций, потребностей и желаний.
     Состояние нашего физического  тела  оказывает колоссальное  влияние  на
наше  сознание.  По  мнению  Джемса,  эмоции  --  это  ощущение  физического
изменения.  Когда  нет  напряжения мышц,  учащенного  сердцебиения и дыхания
(физических  изменений),  то  нет  и  эмоций. Когда человека  лишают сна, он
ощущает  физические  изменения в  теле. Вы  когда-нибудь не  спали несколько
суток подряд? Если  да, то вы знаете, что вы при  этом чувствовали и в каком
эмоциональном состоянии находились. Согласитесь, вряд ли ваше поведение в те
дни  было вполне адекватным и вы полностью контролировали ваши  действия.  А
приходилось  ли  вам  долгое  время  выдерживать  строгий  пост  или  вообще
голодать?   Харизматический  лидер  Бхагван  Раджниш  (Ошо)  вполне  разумно
отмечал:  "Когда  вы  поститесь,  то   лишаетесь  способности  реалистически
мыслить...  Ваше  сознание  переходит ту  грань,  за которой  оно  перестает
отделять  реальность  от  иллюзии...  Чтобы  ваш  мозг  функционировал,  вам
постоянно нужны белки. Но все религии настаивают на необходимости поститься.
Никто ни  разу  не  поинтересовался,  почему все  религии  сходятся  в  этом
вопросе.  По-моему, причина кроется  в  том,  что через три  недели строгого
поста ваш мозг лишается запаса белков, и вы путаете иллюзию с реальностью...
В такие  моменты перед человеком предстает Христос, Кришна, Будда, Махавира,
или  тот, кто  запечатлен  в его  сознании.  Сознание  услужливо  проецирует
обусловленный  образ, а у человека  с помутненным  сознанием не хватает силы
мысли, чтобы это понять... Такие люди, как Моисей или Христос, утверждавшие,
что встречались с Богом лицом к  лицу, должно быть, как  раз и находились  в
этом "экспериментально воспроизводимом состоянии..."
     Теперь рассмотрим второй тезис о нашей вере в собственную неуязвимость.
Увы,  любая вера  во что-либо -- это вера в слова,  в абстракции.  По мнению
Джона  Франклина, специалиста в области  молекулярной психологии, "сама вера
-- это  биохимический механизм,  скрывающий от нас нашу детерминированную  и
механистическую  природу",   а  "все  наши   свободы   ограничиваются  нашей
биохимической структурой".
     Но мы должны ощущать, что контролируем течение нашей жизни,  и когда мы
ощущаем,  что  события и  ситуации  выходят из-под  контроля,  мы  стараемся
упорядочить  реальность,  чтобы  она  вновь  обрела для нас смысл.  Когда мы
узнаем,  что  с  каким-то  человеком  произошло  что-то  плохое,  (например,
изнасилование   или   ограбление),  то   обычно   пытаемся   найти  причину,
объясняющую, почему этот человек стал жертвой. Видимо,  он оказался "не в то
время   и  не   в  том  месте"?  Мы  придумываем  объяснения  и  оправдания,
структурирующие реальность.  Мы  выстраиваем  цепочки  причинно-следственной
связи, самодовольно считая, что страдания человека связаны  с совершенным им
неблаговидным  поступком.  На  языке  психологов  это называется  обвинением
жертвы.
     Да,  из каждой трагедии нужно извлекать уроки и анализировать поведение
жертвы, которая, возможно, вела себя слишком беспечно. Но реальность такова,
что человек  действительно мог оказаться "не в то время и  не  в том месте".
Когда мы обвиняем жертву,  то психологически дистанцируемся от пострадавшего
человека и от ситуации, считая, что с нами такое произойти не может.
     Зачастую мы  ошибочно  считаем жертв  сект недалекими  и  слабовольными
людьми,  которые  не  смогли  вынести  тяготы  обычной  жизни,  и  предпочли
добровольно передать бразды правления другим, так как гораздо  проще жить по
указке, снимая с себя ответственность за  принятие решений. Мы убеждены, что
"с нами такое никогда не произойдет", потому что нам хочется  верить, что мы
умнее и  сильнее миллионов людей, ставших жертвами психологического контроля
в сектах.
     Но  наша  вера в собственную неуязвимость демонстрирует нашу  слабость,
которой успешно пользуются вербовщики. Например, вербовщик говорит: "Слушай,
Джо,  ты  же умный  парень, вполне  здравомыслящий и довольно  прагматичный.
Разве кто-то может  заставить тебя что-нибудь сделать, если ты сам этого  не
захочешь?  Принимай   решение  сам,  но  при  этом  постарайся   уходить  от
стереотипов. Надеюсь,  у тебя хватит ума не прислушиваться к "разоблачениям"
о сектах, которые распространяют продажные средства массовой информации. Так
когда ты заглянешь к нам на лекцию?"
     И, наконец, рассмотрим последний тезис  о  том,  что  мы живем  в  мире
тотального контроля. Да, всю жизнь мы находимся под тем или  иным  влиянием,
но  влияние  влиянию рознь. Одно  дело,  когда под влиянием  друзей вы идете
смотреть  новый фильм. Но совсем другое  дело, когда секта оказывает  на вас
деструктивное   влияние,   внушая  необходимость   совершить  убийство   или
самоубийство, как  это было с последователями Джима  Джонса в Джонстауне или
последователями Дэвида Кореша на ранчо "Апокалипсис" в Уэско.
     Существует  обширный  комплекс   техник  воздействия   на   психическую
деятельность  человека,  позволяющий программировать  его  мысли,  чувства и
действия в заданном направлении. Сами  эти техники, как любое знание, нельзя
считать плохими  или  хорошими. Все  зависит  от  того, с  какой  целью  они
применяются. Если человек  хочет бросить курить и с этой  целью  добровольно
соглашается пройти курс  психотерапии с применением гипноза,  у него есть на
это  право.  В  данном  случае  гипноз  может избавить  его от  зависимости,
расширить спектр его  возможностей и положительно  повлиять на многие  сферы
его  жизни.   Очень   важно,  что   при   этом  человек   продолжает   нести
ответственность  за все совершаемые им  действия. Но  если с  помощью техник
психологического  воздействия некто  пытается принудительно изменить систему
убеждений человека  и навязать  ему  зависимость от  внешних авторитетов, не
считая нужным всесторонне его проинформировать и  получить  на это согласие,
то такое воздействие крайне деструктивно и может привести  к самым печальным
последствиям.
     Мы не случайно упомянули фактор зависимости.  В некоторых деструктивных
сектах членам группы, по существу,  прививают тот  или иной род зависимости.
Люди,  которых пристрастили к ежедневному  выполнению многочасовых медитаций
или пению  мантр, фактически, приобретают психологическую и  физиологическую
зависимость от этих техник. При  полном расслаблении и остановке мыслей мозг
начинает  резко  выбрасывать  в  кровь  особые  химические вещества, которые
вызывают  не только  диссоциативное  ментальное  состояние,  но  и состояние
"кайфа",  как  при  употреблении  некоторых  запрещенных  наркотиков.  Этим,
отчасти,   объясняется,  почему  многие  наркоманы,  ставшие  членами  секты
Махараджи Джи "Миссия Божественного Света", в которой ежедневно практикуются
многочасовые  медитации,  "избавляются"  от  наркотической зависимости.  (Об
измененных  состояниях  сознания  мы будем  подробно говорить ниже.)  Бывшие
члены сект,  практиковавшие  подобные  техники изменения сознания  в течение
нескольких  лет, рассказывают  о  болезненных побочных  эффектах  -- сильной
головной боли и непроизвольных мышечных судорогах. Кроме того, это приводило
к  заметному ухудшению  памяти,  ослаблению внимания и снижению  способности
принимать решения.
     Что же делает нас незащищенными от процессов влияния? Наш мозг!
     Мозг  --  это  невероятно  сложный  биокомпьютер, сконструированный для
выживания.   Он  творчески   приспосабливается,  реагируя  на   персональные
потребности и окружение человека.
     Наш  мозг  ежесекундно   фильтрует  потоки  информации,  позволяя   нам
концентрироваться на вопросах,  которые мы считаем главными. Это  гигантское
хранилище  информации,  закодированной  в образы, звуки,  чувства,  вкусы  и
запахи,  которая  систематически вводится в  сознание  неким согласованным и
осмысленным образом.  С  годами  мы  приобретаем  жизненный  опыт, растем  и
изменяемся,  и наши представления  о  себе и о мире  тоже меняются.  Система
наших  представлений  о  себе  и о  мире  влияет  не  только на то,  как  мы
обрабатываем информацию, но и на наше поведение.
     В  какой-то  мере  сознательный  контроль  присутствует,  но его  сфера
деятельности  довольно  мала. Все  остальное выполняет  подсознание, включая
регуляцию телесных функций.  Представьте, что вам приходилось бы приказывать
сердцу  биться  60 раз в минуту.  У  вас не оставалось  бы времени ни на что
другое. Подсознание -- это главный информационный менеджер.
     Творческое подсознание  позволяет нам  создавать  мысленные  картинки и
принимать их  за  "реальность".  Вы  можете  расслабиться и представить, что
находитесь на  берегу  океана.  Представили? Разве вы не ощущаете всем телом
приятное тепло солнца и  ласкающую прохладу бриза?  Разве вас не  убаюкивает
плеск волн?
     У нас богатое воображение  и мы способны к творческой визуализации.  Мы
мечтаем о лучших временах, когда встретим "идеального" партнера, выиграем  в
лотерею  или  совершим   выдающееся  открытие.  Но  под   гипнозом  в  нашем
подсознании можно cоздать фантомный мир, а нас самих сделать его узниками.
     В нашей памяти хранятся воспоминания всей жизни, которые  накладываются
друг  на  друга,  в  том  числе  и  архив  детских  воспоминаний. С  помощью
гипнотических техник к нему можно подключиться и нещадно эксплуатировать. Не
случайно  во многих сектах членам велят "стать как маленькие дети",  то есть
утратить  способность критически оценивать происходящее. Ведь в  детстве  мы
были совершенно беспомощными и  целиком зависели от наших родителей, которые
пользовались у нас непререкаемым авторитетом.
     Но,  при  всех достоинствах и способностях,  у мозга есть  и  слабости.
Психологи  выяснили,  что если человека закрыть  в  темной  комнате, куда не
поступает  звук, свет  и другие  сигналы  из  внешнего  мира,  он  полностью
дезориентируется.  В  условиях  сенсорной   депривации  его  мозг  перестает
работать,  а   состояние  сознания  странным   образом  изменяется:  у  него
начинаются  галлюцинации,   откровения,  видения,  он  впадает  в  панику  и
выскакивает  из комнаты с криком: "На помощь!". Все  дело  в том, что  мозгу
требуется постоянная стимуляция  --  непрерывное  поступление  согласованной
информации. Это ее допинг. Чтобы доказать, что мы --  это мы, а наш  уровень
реальности  и  есть  настоящая  реальность,  мы  должны  все  время получать
ответную  реакцию. Рядом с нами должны находиться люди, которые разделяют  с
нами  одни  и  те  же  социальные  заблуждения,  одну  и  ту  же  социальную
реальность. Благодаря  нашим совместным усилиям  эта  социальная  реальность
сохраняется и увековечивается!
     Итак,  наш мозг способен нормально функционировать только в том случае,
когда информационный поток согласован. Но всякий раз, когда мы "выпадаем" из
этой реальности, лишаемся социальной и сенсорной стимуляции (а это бывает  с
людьми, потерпевшими кораблекрушение, людьми, заблудившимися в пустыне или в
снегах,  людьми, которые уходят в  монастырь  или становятся  отшельниками),
возникают симптомы "отключения". Люди  впадают  в панику, потому что перешли
на другой уровень реальности.
     Или,  наоборот, можно  создать условия,  при которых все органы  чувств
испытывают   невероятную   перегрузку  при  бомбардировке   несогласованными
информационными  потоками,  и  тогда  в  качестве  защитного механизма  мозг
"отключается".  В   таком   ослабленном  состоянии  люди  становятся  крайне
внушаемыми.
     Рассмотрим, например, иудейский  обряд обрезания.  Если  не принимать в
расчет культурно-религиозный контекст и медицинский  аспект этого обряда,  в
нем  легко можно  разглядеть акт вандализма, совершаемый против беззащитного
ребенка мужского пола. Когда человек становится жертвой, он лишается системы
отсчета, в  которой  привык оперировать, поскольку все, что  он  переживает,
никак  не соотносится  с  его  жизненным опытом.  В поиске  стабильности  он
зачастую принимает ту систему отсчета, которой руководствуется группа.
 
 

Часть II

 
     Основные принципы  социальной  психологии  и групповой  динамики: силы,
действующие в харизматических группах
     Психологические  силы,  которые  действуют  в  харизматической  группе,
мотивируя  ее  деятельность и  цементируя ее состав, невозможно  исследовать
через призму индивидуальной психологии. Их можно выявить и проанализировать,
только рассматривая  группу как единый организм.  Эти психологически силы --
коллективные убеждения, групповая сплоченность и измененное сознание.

Глава 9. Коллективные убеждения

 
     Убеждения,  разделяемые  членами  сект,  связывают  их  тесными  узами,
формируют жизненные позиции побуждают к самопожертвованию. Чтобы понять, как
новообращенный  принимает систему убеждений,  не  совпадающую с его прежними
установками, воспользуемся теорией атрибуций (приписывания)  Фрица  Хайдера.
Согласно  этой  теории, люди приписывают  значение  событиям  или  поступкам
других людей, опираясь на собственные уже существующие убеждения, устойчивые
черты  и  мотивы,  а  также  на  подсказки,  которые  предлагает им  внешняя
ситуации. С  помощью теории атрибуции можно понять, как люди  интерпретируют
личные впечатления и  персональный опыт в  таких  сферах,  как психотерапия,
политика и религия.
     Люди  знакомятся   с  собственными  установками,  эмоциями   и  другими
внутренними состояниями, делая  о них выводы в процессе наблюдения за собой.
"Знакомство"  с  установками  подразумевает отслеживание  своего поведения и
ситуации, в  которой  эти установки проявляются. Когда человек наблюдает  за
собственным поведением  и  за ситуативными  обстоятельствами, в которых  это
поведение появляется, а затем на основе этих наблюдений  делает определенные
выводы, формируется  его представление о себе. Но, поскольку  эта информация
не является  полной,  и к  тому же  не  подвергается  скрупулезному анализу,
человек  в своих  выводах  частично опирается  на  домысел. Функционально он
занимает позицию  стороннего наблюдателя -- наблюдателя, который обязательно
должен  опираться  на  поведенческие характеристики  человека,  чтобы  на их
основе  делать вывод  о внутренних состояниях.  Кроме того, на интерпретацию
более  поздней  информации  накладывают  отпечаток   первые,   или   ранние,
впечатления.  Например, люди могут  приписывать значение  важным событиям  в
жизни с точки зрения религиозных убеждений, которые были привиты им семьей в
детском  возрасте.  Даже  если  в  детском  возрасте  они  воспринимали  эти
установки сугубо формально и не вникали в суть концепций, по мере взросления
они наблюдали за собой и замечали собственную причастность к ритуалам данной
веры.  Человек  не  обязательно  осознанно принимает  решение  о религиозной
ориентации, чаще всего он называет себя "католиком" или  "православным" лишь
потому,  что  постоянно  выполняет   практики,   традиционные  для   данного
вероисповедания.
     Такое же приписывание происходит в ситуациях, где человек не знает, как
реагировать. Трактовка некой череды непонятных событий может поставить его в
тупик.  В  состоянии растерянности  он  испытывает  неуверенность  и  охотно
прибегает  к  любому правдоподобному  объяснению,  предлагаемому  социальным
контекстом, в котором происходили эти события.
     Как  тут  не   вспомнить  замечание  великого  Ницше:  "Столкновение  с
неизвестным  вызывает страх, замешательство  и смятение; мгновенно возникает
желание  справиться  с  мучительным  состоянием  неопределенности.  Основное
правило: любое объяснение  лучше  его отсутствия... Итак, на  поиск  причины
толкает страх. Вопрос "почему?" задается не из праздного любопытства, а ради
получения   определенного   ответа,    который   успокаивает    и   приносит
облегчение".
     Впоследствии  человек  может  прибегать  к  этому  легко  доступному  и
правдоподобному объяснению  всякий  раз, когда оно кажется уместным в данной
ситуации,  которую  он  не  знает, как  интерпретировать. Мы  справляемся  с
неопределенностью,  оглядываясь  на  прошлое,   в  котором   пытаемся  найти
объяснения, или выискиваем подсказки в ситуации нынешней, а затем приходим к
определенному выводу без тщательного анализа всей доступной информации. Одна
из фундаментальных ошибок  атрибуции: мы  находим причины там, где  их ищем.
Есть определенные  ситуации,  в которых действительно повышается вероятность
того, что человек подпадет  под влияние случайных и второстепенных подсказок
вместо того, чтобы провести подробные наблюдения и подвергнуть  их контролю.
Чаще всего это происходит, если 1) человек почти лишен социальной поддержки;
2)  прежняя информация, которой  он располагает, скудна  и  неоднозначна; 3)
решение сложных  проблем  выше  уровня  его  реальных  возможностей;  4) его
взгляды   не   подтвердились,  потому   что  оказались  поверхностными   или
неправильными; 5) прошлый негативный опыт понизил его самооценку.
     Эти  представления  могут  объяснить,  каким  образом  у  потенциальных
рекрутов начинают  формироваться  новые  убеждения,  когда они,  к  примеру,
посещают  семинары  и  вводные лекции,  которые проводит та или иная  секта.
Члены  секты  знакомят  их   с  неконкретными  и  неточно  сформулированными
представлениями,   которые  впоследствии  служат  стартовой   площадкой  для
идеологической  обработки новичков, когда происходит "глубокое погружение" в
конкретную  догму  секты  и ее  истинную систему  представлений. Фактически,
новичок  вступает  в  группу,  еще не осознав, что  это  за  группа, хотя  в
процессе конверсии за ним сохраняется право при желании задавать вопросы. Но
на  практике  редко  кто  из  новичков  это  делает.  Напротив,  чаще  всего
потенциальные рекруты сначала  увлекаются более  интересными делами, которые
предлагает им  секта, и только со  временем приходят к признанию, секты и ее
догмы. В сущности,  секта  прибегает  к  уловкам  и  манипуляции,  искусно и
дозированно погружая новичка в новую систему убеждений.
     Например,  в  Церкви   Объединения  многих  людей  привлекает  тематика
регулярных  дискуссий  о  нравственных  ценностях,  смысле  жизни,  способах
реформирования  мира,   помощи   страждущим   и   других  вечных   проблемах
человечества.   Заинтересовавшись  повесткой   дня  семинара,  они  отвечают
согласием   на    приглашение   милого   и   интеллигентного   человека   
действительности  профессионального  вербовщика  секты)  посетить  ближайший
семинар,  который  проводится в  "учебном центре" при гуманитарном фонде. На
однодневном  семинаре  и в самом деле  обсуждаются  животрепещущие  проблемы
человечества.  Затем  некоторых приглашают принять участие  во  втором,  уже
двухдневном, семинаре, который  "проводится  в  ближайшие выходные", где  их
исподволь  знакомят с азами  мунистской доктрины --  Божественным Принципом.
Поскольку  большинство  "гостей"  не обладает  детальным  знанием  Ветхого и
Нового Завета, им преподносят "новый взгляд" на  историю и указывают простой
путь к спасению, попутно обещая решить все их проблемы. За это время "гости"
начинают испытывать  глубокую  эмоциональную  близость к  людям  из  группы,
которые  "мечтают о  всеобщем братстве  и верят в Божественный Принцип". При
этом практически  никто  из  "гостей"  семинара  даже не  догадывается,  что
Божественный Принцип -- это основа системы религиозных представлений секты.
     В конце  двухдневного  семинара  спонсоры приглашают  желающих провести
следующий  уик-энд  в загородном  учебном центре. Участникам семинара  часто
кажется, что они нашли в группе то, что так долго и безуспешно искали ранее.
Им  представляется, что групповые  принципы предполагают  истинную  заботу о
людях. В пятницу вечером они садятся в микроавтобус и уезжают за город. Даже
если случайно они слышат упоминание о "мунистах", это не ассоциируется ни  с
их с группой, ни с организаторами семинара, ни с Божественным Принципом.
     Если же они узнают, что Божественный Принцип изложил преподобный Мун, и
удивляются,  отчего им  не  сказали  об этом  сразу,  "хозяева" обстоятельно
объясняют  "причину"  утаивания  информации.  Оказывается, преподобного Муна
несправедливо  критикуют;  к тому  же  друзья  и  близкие  "гостя" могли  бы
отговорить  его  от участия  в семинаре,  и  он  не получил  бы  возможности
услышать  Божественный  Принцип. По их словам,  организаторы семинара просто
хотели  дать   шанс   человеку   сохранить   непредубежденность   восприятия
Божественного Принципа  и  самостоятельно решить,  что к чему.  Как правило,
этого объяснения оказывается вполне достаточно, чтобы рассеять  сомнения или
возникающие подозрения.
     Вместе с потенциальными новообращенными в загородный центр приезжают  и
члены  секты,  ответственные  за их вербовку. С восьми утра  до  одиннадцати
вечера  новички   участвуют  в   насыщенной  программе  мероприятий.  Гвоздь
программы   --   цикл   полуторачасовых   лекций,   в   каждой  из   которых
рассматриваются основные  положения  Божественного  Принципа.  После  каждой
лекции  в течение получаса  проводится дискуссия,  в ходе которой  изучаемые
религиозные положения исследуются на примерах из жизни каждого участника.
     Хотя от участников и ожидается эмоциональная заинтересованность,  никто
не   пытается   их  "заводить",  провоцируя  катарсис.  Напротив,  дискуссии
направляются  в русло  интеллектуальных размышлений, поскольку в религиозной
доктрине  содержится  интеллектуальная составляющая,  которая  сама по  себе
служит источником интереса для привлечения пытливых умов.
     Руководители  семинара  незаметно,  но  эффективно  регулируют  общение
новичков на семинаре. При этом "хозяева" стремятся вызвать  максимум доверия
у "гостей" и  позитивную  реакцию на группу  в целом,  для чего  окружают их
вниманием и заботой. Они создают теплую дружескую и даже семейную атмосферу,
в которой участники,  помимо лекций и обсуждений,  по расписанию  занимаются
спортом,  хором  поют,  едят  вкусную  пищу, придумывают  скетчи,  совершают
пешеходные  экскурсии.  Это  вроде  бы  несерьезное  времяпрепровождение   и
"развлечения  на отдыхе" в действительности  тщательно  продуманы  и создают
нужную атмосферу для  передачи, приема и обмена информацией.  Все  беседы на
темы, не связанные с Божественным Принципом, вежливо пресекаются.
     Обсуждение проводится маленькими группами из девяти человек. При этом в
каждую  группу входят четыре вербуемых, четыре активных вербовщика  (которые
приглашали их на семинар и  теперь "пасут")  и прикрепленный  к ним  опытный
руководитель,   направляющий  ход  обсуждения.  Таким  образом,  большинство
участников  маленькой  группы поддерживает  идеологию секты  и  манипулирует
остальными,  искусно  применяя  явные и  скрытые  тактики  коммуникационного
менеджмента. Эти условия позволяют ограничить возможности гостей высказывать
точки  зрения, которые  идут вразрез  с  выбранной  линией  обсуждения,  или
намеренно  их дезавуировать.  На  протяжении двух дней новички вовлекаются в
интенсивные  обсуждения, которые  специально  разработаны  для  того,  чтобы
развенчать  их   предыдущие  представления,   не  совпадающие  с  групповыми
взглядами.
     К  примеру,  обсуждается  фундаментальный элемент религиозной  доктрины
секты о  том,  что Бог планировал  поженить Адама и  Еву,  чтобы они  родили
идеальных детей,  и тем  самым установил "Царство  Божье на Земле". Согласно
Божественному Принципу, Сатана в буквальном смысле искусил Еву, а "нечистая"
Ева довела до греха и Адама, благодаря чему Сатана стал духовным отцом всего
человечества. Именно в  этом и состоял первородный грех, из-за которого  Бог
изгнал  первую  семью из  Рая.  Современным  молодым  людям  довольно трудно
принять  эту доктрину из-за того, что она слишком  буквально  интерпретирует
историю Адама  и  Евы.  Более  того,  в  мунистском  пересказе она  выглядит
несколько  иначе, чем  в  Библии, и не  вяжется с  традиционным христианским
представлением.  Поэтому  во время  дискуссии  после  "урока  богословия"  у
новичков не  могут не возникнуть вопросы и  сомнения.  Постараемся показать,
как члены секты рассеивают эти сомнения.
     Допустим, один из гостей выражает сомнения в истинности представленного
материала.  Он выглядит явно неудовлетворенным и заявляет, что не только  не
верит  в  то,  о чем  ему  поведали,  но  и  вообще  удивляется,  как  можно
утверждать, что  Дьявол  действительно  существовал  и в  буквальном  смысле
кого-то  искусил. Тотчас же к  нему поворачивается один  из членов  секты  и
доверительно признается, что вначале ему тоже было трудно все это принять, и
прошло  много времени, пока  он,  наконец, сумел  это  осмыслить. Но если не
понять точный  смысл  Божественного Принципа, он становится просто очередным
увлекательным сюжетом для книги. Когда  член секты произносит  эти слова, он
одновременно поддерживает новичка, понимая его  неуверенность,  но  в  то же
время  подает  ему сигнал  о том, что, в  конечном счете,  эта неуверенность
временная, а сомнения необоснованные.
     Понимающее  отношение  члена  секты,  который   производит  впечатление
неформального  лидера  группы,  вызывает  доверие  у  новичков,  и  ему  как
авторитету,  адресуются  следующие  вопросы.  Например,  к  нему  обращается
девушка из группы, которая  спрашивает: "Неужели все  это  нужно  понимать в
буквальном смысле?"
     Здесь в беседу  включается  другой  член группы, который  может сказать
примерно  следующее:  "Да, все это  станет понятнее,  когда  ты поймешь, что
миром  правит  зло, а все люди пребывают  во  мраке невежества.  Нет  ничего
удивительного, что  за  всю историю человечества миллионы  людей  погибли  в
бессмысленных  войнах, хотя находились  те, кто  пытался их  предотвратить".
Этот  монолог подхватывает  третий  член секты,  добавляя:  "Мы  блуждаем  в
потемках, когда воспринимаем Библию как метафору, как иносказание, как некую
условность".  Что  при  этом происходит? Внимание  новичков фокусируется  на
предыдущих словах неформального лидера, а не на сути вопроса. Тем  самым эти
два  члена секты  сняли  с  него тяжкое бремя, избавив  от  необходимости  в
одиночку  разъяснять религиозную доктрину секты.  Голоса  трех членов секты,
подтверждающих  одну и  ту же точку зрения, кажутся более убедительными, чем
один  голос,  и  приобретают  характер  общего  мнения,  которое  единодушно
разделяют  все члены секты. Поскольку никто из этих трех членов секты не был
формально закрепленным лидером группы, новички  с готовностью выслушивают их
мнение. Ведь это  не мнение, высказанное непререкаемым авторитетом, а мнение
таких же, как  они, молодых ребят,  которые приобрели  интересный  жизненный
опыт  в  Церкви  (никто  же  из  новичков  не  знает,  что  эта  Церковь  --
деструктивная  секта).  Атмосфера  доброжелательности  не  вызывает  желания
спорить,  опровергать  их  утверждения  и  доказывать  свое мнение.  Поэтому
девушка, выслушав обоих членов секты, говорит: "Понятно".
     Вовсе не случайно центром внимания стала эта девушка, а не  первый член
группы  новичков, который выражал сомнения.  Члены секты  почувствовали, что
юноша способен убедительнее и активнее высказывать сомнения, чем девушка, и,
скорее всего, начнет с ними  спорить, если они попытаются навязать ему  свои
взгляды.
     После этого лидер  смотрит  на группу с  таким  видом,  словно проблема
решена. Глядя  на девушку, представлявшую самое слабое звено в этой  группе,
он завершает  эту  тему  словами: "Теперь вы понимаете,  как вначале  трудно
принять этот фрагмент истории. Однако  со временем вы  увидите, как  на  его
фундаменте выстраивается прекрасное здание нашей доктрины".
     В сущности, членам секты удалось избежать конфронтации с юношей, потому
что они сумели очень грамотно  повести себя с психологической  точки зрения.
Они  выслушали  его с  интересом,  высказались  в поддержку  его взглядов  и
окружили  любовью.  Все  это  резко  уменьшило  вероятность  того,  что  ему
захочется и  дальше выражать сомнения  и настаивать  на  своей  позиции. Они
похвалили его за то, что он сумел глубоко  проникнуть  в  суть Божественного
Принципа   и   мгновенно   ухватил   самое   главное.  Безусловно,  в  такой
доброжелательной  атмосфере  даже  у  самого  отчаянного  спорщика  пропадет
желание отстаивать свою точку зрения, и он уступит, по существу, не вдаваясь
в подробное обсуждение положений доктрины.
     На  удивление, "гости" почти не  задумываются, что с пугающей быстротой
приближаются к переоценке  ценностей и признанию системы  убеждений, которая
окажет  глубокое  влияние  на  их последующую жизнь. Для  изменения  системы
представлений  человека  используются  столь  тонкие уловки  и  приемы,  что
вербуемый практически не чувствует напряжения, которое обычно появляется при
осознании несовместимости  двух  знаний. Переход с позиции  общей  поддержки
обездоленных к  признанию странных убеждений Церкви  Объединения  происходит
практически незаметно.  Это  наглядно  показывает  не только  пластичность и
изменчивость наших убеждений, но и свидетельствует о человеческой склонности
подчиняться авторитету.
     Пытаясь объяснить  себе причину неожиданного внимания и любви, которыми
их окружают, "гости" вынуждены приписать это  высоким личным качествам людей
в группе и высоким целям, которые объединяют группу. Так они начинают видеть
смысл  в идеалах, которыми руководствуются группа, и  проникаться групповыми
представлениями и новой групповой  перспективой.  Кроме того, контраст между
неуверенностью  в  завтрашнем  дне,  который  обычно  испытывает  человек  в
состоянии стресса, и явной уверенностью, которую демонстрируют члены группы,
побуждает его приписывать происходящим с ним событиям особое значение. Кроме
того, в реальной жизни тот, кто обладает социальной властью, обычно начинает
и   контролирует  беседу,  что   часто  приводит  нижестоящих  к  переоценке
собственных знаний  и  интеллекта.  (Это  тоже  одна  из  ошибок атрибуции.)
Поэтому, когда руководители семинара рассказывают о трансцендентности миссии
Крестового  похода  за Единый мир (так  мунисты  называют свои группы  перед
новичками), это активно трансформирует убеждения вербуемых.
     Вечером в воскресенье обычно поднимается вопрос о том, хотят ли "гости"
подробнее изучить Божественный Принцип.  Всем участникам предлагают остаться
на следующий семинар, который будет продолжаться до конца следующей  недели,
но оставляют за ними право вернуться домой. Участники семинаров сами решают,
как им поступить. Тем, кто уезжает, напоминают, что они в любой момент могут
вернуться,  и  многие участники  семинара,  которые  приняли решение уехать,
действительно  через  какое-то время возвращаются.  Обычно  желание остаться
высказывает  малая  часть  "гостей",  но в  этом  нет ничего  удивительного,
поскольку, с одной стороны, "церковь" предлагает необычную систему взглядов,
но  с  другой  стороны, предоставляет  возможность  и  далее  участвовать  в
семинарах.
     На  недельных  семинарах дискуссии становятся более  продолжительными с
обязательными  утренними занятиями, которые длятся три часа. Днем проводятся
спортивные мероприятия,  экскурсии, походы, а также предлагается возможность
принять участие в  текущих хозяйственных работах на территории центра. Ближе
к вечеру снова проводятся лекции и дискуссии, а после ужина новички проводят
свободное время с членами секты.
     "Гостям" предлагают вести дневник, в котором  их  просят записывать все
ощущения  и мысли -- вплоть до самых сокровенных. Перед  отходом ко  сну они
могут  обмениваться  впечатлениям  с  другими  новичками.   Во   время  этих
полуночных обсуждений  лидеры  групп акцентируют  внимание  на  важной  роли
сновидений, и  "гости" часто замечают, что способны запоминать  сны  намного
лучше, чем раньше. В  этом  они  похожи на клиентов психоаналитиков, которых
стимулируют  запоминать сны, создавая для этого специальную обстановку. Сама
расплывчатость  и непонятность сновидений служит  прекрасным  материалом для
группового толкования, обычно направляемого в  поддержку глубинных убеждений
сновидца.
     Так,   после  четырех  дней  семинара  одному  из  участников  семинара
приснился сон,  в котором он,  спеша  на  лекцию в колледж,  упал  и  сильно
ударился. Рядом оказался незнакомый человек, который сказал, что поможет ему
подняться,  но юноша  ему  не доверял,  так  как  этот человек  был похож на
соседа, вызывавшего  у  него  с детства страх. Он  хотел  убежать  в надежде
получить помощь в другом месте, но испугался, увидев ушибы на руках и ногах.
Затем он подошел к огромному зданию,  где ему  рассказали,  как добраться до
больницы, и он пошел в указанном направлении, чувствуя себя в безопасности.
     Члены группы  интерпретировали  мужчину  угрожающего  вида  как прошлые
грехи сновидца, а огромное здание  -- символом учебного центра как источника
безопасности. Несомненно, они пытались убедить участника семинара, что центр
и Церковь служат спасительной гаванью от суеты, стресса и бесцельности жизни
в  повседневном  мире.  Они  намеренно  не  говорили  о  возможности  других
толкований  сна,  в  которых,  возможно,  отражался   страх  сновидца  перед
разрушением  его жизни, если  он  согласится с  взглядами преподобного  Муна
(незнакомца), и его потребности уехать с семинара домой.
     Во всех  случаях снам дается предвзятое толкование.  В любом сновидении
видится указание  признать взгляды  Церкви. Нередко члены секты впоследствии
признавались, что интерпретация сновидений укрепляла их решимость вступить в
секту.
     На  новичка   также   оказывает  влияние   наблюдение  за   собственным
поведением, когда  он  замечает,  что  принимает  самое  непосредственное  и
активное участие в семинаре: в лекциях, пении, молитвах,  просмотрах слайдов
и фильмов, чтении пропагандистских брошюр, групповых дискуссиях. Кроме того,
он  ощущает  глубокое эмоциональное  родство с  членами  группы.  Участие  в
групповых видах  деятельности  формирует  его  представление о себе  как  об
участнике  Крестового  похода,  разделяющем групповые убеждения и  ценности.
Таким  образом, наблюдение  за  собственным  поведением,  когда он выполняет
групповые  упражнения  и  воспринимает   идеи,   излагаемые  руководителями,
побуждает его приписывать особое значение новым впечатлениям.
     Как  только  процесс  приписывания  запускается в действие, он начинает
направлять последующее поведение человека и подспудно становится объясняющей
моделью,  на которую  тот  опирается  при интерпретации дальнейших  событий.
Например, ему  начинает казаться, что  после  напряженных  дней семинара  он
понимает причину  неуверенности  в себе и  в будущем. У  него словно спадает
пелена  с глаз, и он начинает понимать, почему  большинство людей несется по
жизни, не видя в  ней ни смысла, ни  цели. У него возникает ощущение, что он
нашел смысл и цель жизни в направлении, указанном друзьями из группы.
     Вступая в Церковь Объединения, новичок попадает  в небольшое сообщество
людей, которых  он  знает лично, но  кроме них для  него  существует намного
более крупное  псевдосообщество, сформированное из всех членов  Церкви.  Эта
огромная группа, с членами которой  он никогда не встречался, становится для
него  такой же  реальностью,  как  маленькая группа, с  членами  которой  он
действительно   знаком.  Зная   о  такой   обширной  межперсональной   сети,
существующей лишь  виртуально и только в его  индивидуальном сознании,  член
харизматической  группы ощущает  эмоциональную  близость  ко  многим  людям,
поддерживающим ту  реальность, которую  он  основал в процессе приписывания.
Когда ты знаешь, что тысячи людей смотрят на мир с такой же позиции, как ты,
самая  странная   доктрина   и  самая  нетрадиционная  вера   кажется  более
убедительной.  Когда тысячи людей разделяют твои  взгляды, ты  можешь  найти
оправдание  самой   странной  миссии  и   логически  обосновать  собственную
преданность культовой фигуре. Когда  новую  философию  поддерживают  многие,
человек с большей вероятностью ее принимает и затем ревностно отстаивает.
     Кстати,  концепция  псевдосообщества  позволяет  понять  некоторые виды
психопатологии, в частности, паранойю. Параноику, в чьем больном воображении
существует  некое  псевдосообщество,  не нужны подтверждения  других  людей,
разделяющих его точку зрения. Псевдосообщество состоит из людей, которые, по
мнению параноика, населяют весь мир; обычно эти люди -- потенциальные враги,
которыми могут  быть участники  Всемирного  Заговора, члены  масонских  лож,
агенты спецслужб, члены мафии  или других не менее страшных и могущественных
организаций.
     Зная  о  групповой  солидарности  и социальной  восприимчивости,  можно
понять,  почему  на  "установочные семинары",  куда  приглашается  аудитория
потенциально возможных  рекрутов,  Церковь Объединения  посылает  почти всех
самых активных членов секты, а не одного члена, который мог  бы быть лидером
в группе новичков. Дело в том, что  убежденные сторонники той или иной идеи,
которые  представляют  большинство  аудитории, могут  активно манипулировать
содержанием, направлением  и  развитием  бесед  с  ничего не  подозревающими
"гостями".
     На семинарах Церкви  новички подчиняются требованиям группы, участвуя в
навязанных ею мероприятиях. Наблюдая за собой, они  замечают, что ведут себя
точно так же, как убежденные участники  "Крестового  похода",  к которым они
успели  эмоционально привязаться. Эти люди  кажутся им такими  искренними, и
они  делают  такое  доброе дело,  пусть  даже  иногда  их  действия  кажутся
наивными.   После   определенного   момента   человек,   который  действует,
руководствуясь  некоторыми  установками,  но  в целом  добровольно, начинает
считать эти  установки своими. Во  время недельного  семинара  в  результате
наблюдения  за  своим поведением  (и ощущением эмоционального  благополучия,
которое  он  начинает испытывать), человек  проникается доверием  к  системе
убеждений и  ценностей группы.  Он начинает  понимать значение Божественного
Принципа и роль, которую этот Принцип может сыграть  в его жизни. Все больше
он ориентируется  на  группу  в восприятии  окружающего  мира и  в  принятии
решений.
     В тщательно спланированных  и организованных групповых ситуациях  людей
можно постепенно подталкивать в нужную сторону, чтобы они пришли к  выводам,
которые коренным образом отличаются от  выводов,  сделанных ими в  спокойной
обстановке  (когда  у  них  была  бы  возможность самостоятельно  обдумать и
проанализировать ситуацию). В  обстановке  активного  группового воздействия
они могут принять самые необычные убеждения, а группа, к которой они ощущают
глубокую эмоциональную  близость, постоянно  эти убеждения подкрепляет.  Эти
убеждения считаться априорно правильными  и несомненно истинными,  так как в
групповой обстановке людям активно изменяют состояние сознания. Члены группы
становятся   "глухими"   и  "слепыми"  в  том   смысле,  что  в   отсутствие
альтернативной  информации  они  утрачивают   возможность  интеллектуального
размышления  и анализа.  Они  справляются  с любыми трудностями,  оправдывая
группой любые принятые  решения, в том  числе  усвоив стереотипный взгляд на
"чужих", на тех, кто не принадлежит к группе.
     После  окончания   второго  уик-энда   недельного   семинара  наступает
очередной  ключевой  момент. Теперь  оставшиеся  гости получают  возможность
участвовать  в заключительной сессии, что означает еще две недели пребывания
в  центре.  Тех,  кто  принимает предложение остаться, привлекают  к обычной
деятельности,  которой занимаются  члены  секты. Одну неделю  они  посвящают
вербовке, а вторую неделю --  торговле  безделушками для пополнения финансов
секты. Как правило, они занимаются этим в родном городе.
     На  протяжении этих двух недель они  живут  по очень  плотному графику,
спят в скромных городских общежитиях, поднимаются в шесть утра и практически
весь день  занимаются церковной агитацией.  Ранним  утром, в середине  дня и
поздно ночью они слушают лекции, читают молитвы и делают записи в блокнотах.
     Все это время они находятся в неблагоприятной обстановке, сталкиваясь с
враждебностью, презрением  и насмешками  потенциальных рекрутов и  прохожих,
которые зачастую у них ничего не покупают.
     Встречаясь  с  серьезным  сопротивлением окружающих, которые откровенно
высмеивают мунистское мировоззрение, новички вынуждены яростно отстаивать  и
доказывать   состоятельность  своей  новой  системы  убеждений.  Это  только
усиливает  их приверженность  к секте,  поскольку  необходимость  отстаивать
некую   позицию   в   споре   может   заставить  человека  еще  сильнее   ее
придерживаться, даже когда он занимает эту позицию по просьбе третьего лица.
Две недели труда на благо Церкви укрепляют решимость остаться в группе.
     По завершении цикла семинаров оставшимся участникам  предлагают решить,
хотят ли они официально вступить в Церковь Объединения. Те, кто желает, а их
лишь малая часть от числа приглашенных на первый семинар, становятся членами
Церкви, их приписывают к какому-нибудь учебному центру или мобильной команде
в той части  страны, где они нужны, -- обычно за сотни  километров от родных
мест.
     Через  несколько  лет многие активные  члены  секты с большой  теплотой
вспоминают период их обращения в мунизм, и признаются, что после  вступления
в секту  не только избавились от стресса,  но и  впервые  ощутили реальность
Бога. Лишь небольшое число членов секты вспоминает о психологической травме,
полученной ими в этот  период. Обычно она бывает связана с нарушением режима
питания, сна, общим  состоянием  внутреннего конфликта  и депрессии. И  лишь
немного   человек  говорят   о  том,  что  ощущали  в  тот  период   сильное
психологическое давление.
     Во  время  конверсии  люди  довольно  часто  входят  в  трансцендентные
состояния. Многие участники семинаров рассказывают, что совершенно отчетливо
испытывали  особые,  незнакомые  ощущения  в  теле, что в  этот период время
бежало  быстрее или  тянулось  медленнее  обычного, что они  ощущали  чье-то
незримое присутствие. Это  лишь малая часть примеров  изменений  в сознании,
ощущаемых  во время  интенсивных и продолжительных групповых встреч, которые
проводятся с целью  вербовки  с последующей  конверсией.  Нередко  участники
семинаров рассказывают о том, что в моменты пробуждения "видели" персонажей,
которые снились им ночью. Иногда, сидя на семинаре,  они ощущали присутствие
тех,  кто сыграл важную роль в формировании их нового религиозного сознания,
например, Сан Мюн Муна.
     Многие  люди  признаются, что  трудные и  неприятные ситуации в  период
прохождения  семинаров  только укрепляли  их  решимость  остаться  в  секте.
Например, занимаясь вербовкой, они иногда совершали ошибки и подходили  не к
тем людям. Когда  они представлялись и объясняли,  почему к ним  подошли, те
начинали  их грубо  отгонять и обзывать.  Новоявленных  вербовщиков  убивала
мысль, что эти люди,  даже  не выслушав, с ненавистью отвергали все,  что им
хотят  сказать. В этот  момент они  вспоминали слова руководителя  семинара,
который предупреждал о готовности к тому, что их слова вызовут раздражение и
гнев окружающих. Это  и есть начало пути  по следам  Бога.  Даже  не понимая
смысл  этой фразы  во всей  полноте, новички ощущают, как вера теплой волной
буквально разливается по их телу. Им кажется, что они выполняют Божественную
миссию под руководством преподобного Муна, у них возникает  чувство, что они
не  одни,  и в этот  момент  они понимают:  чтобы  ни  случилось, их  сердце
принадлежит секте.

Глава 10. Групповая сплоченность

 
     Групповая  сплоченность  --  это  результат   воздействия   всех   сил,
удерживающих людей  в группе. Когда  группа сплочена,  все ее члены  активно
работают,  всеми  силами   поддерживая  остальных   членов   и  поощряя   их
самоотверженную преданность  группе и  ее интересам.  Тем самым они защищают
друг   друга  от  общей  угрозы,  и  гарантируют  безопасность  коллективных
источников духовного и материального благосостояния. При слабой сплоченности
в группе интерес к эволюции и процветанию группы пропадает, забота об утрате
ее позиций и "лица" в целом уходит на второй план и вероятность плодотворных
совместных действий членов группы уменьшается.
     Групповую  сплоченность  можно  наблюдать  и  в  неформальных компаниях
подростков, которые ищут любую возможность, чтобы собраться, даже когда этим
"сборищам" активно  мешают родители.  Групповая сплоченность существует и  в
формально  организованных группах,  например, в  профессиональных спортивных
командах,   военных  или  полицейских   отрядах,   члены   которых  идут  на
существенные жертвы, чтобы помочь  друг  другу в  выполнении  общей  миссии.
Однако  в большинстве организованных  объединений групповая сплоченность  не
характеризуется  ни неблагоприятной  обстановкой, ни  великими потрясениями.
Члены  группы  могут регулярно  встречаться,  делиться опытом,  обмениваться
информацией и оказывать друг другу практическую помощь.
     Эмоциональная  близость  в  семьях  --  это  тоже  проявление групповой
сплоченности,  так как  все члены семьи  отождествляют  себя с  семьей.  И в
семьях,  и в  больших харизматических группах все  члены чрезвычайно зависят
друг от друга, находят эмоциональную поддержку  друг у  друга,  рассчитывают
друг на друга в принятии решений и объединяются перед лицом общего врага.
     Любая религиозная  секта  должна поддерживать  у всех  членов  секты не
только  ощущение  принадлежности  и включенности  в  единый  организм,  но и
глубокую   эмоциональную   привязанность  друг   к  другу.   Это   позволяет
объединяться перед лицом  внешней угрозы и "гармонизирует" искаженный взгляд
секты  на  мир,  даже если  социальной  стабильности  секты  угрожает  явное
помешательство ее лидера, как это случилось в Америке с Бабой.
     Секта  из   тридцати   последователей  самопровозглашенного  гуру  Бабы
образовалась  в  начале  семидесятых  годов, вскоре  после  того,  как  Баба
совершил  духовное паломничество  в  Индию  и начал целыми днями  сидеть  на
скамейке в  Центральном  парке  на  Манхэттэне.  Его последователи,  которые
называли себя "Семьей",  ежедневно приходили к этой скамейке, где ели, пели,
медитировали и поклонялись своему лидеру. Они ощущали глубокую эмоциональную
близость  к нему и  друг  к другу.  Философия  Бабы  строилась на  концепции
"освобождения", согласно  которой для слияния с Господом нужно отрешиться от
мирских  желаний,  амбиций  и   чувства  вины.  При   этом  Баба  вообще  не
разговаривал,  а  излагал  свою   концепцию  на  языке  жестов   и   знаков.
Последователи могли  понять  его  персональную образную систему только через
переводчика.
     Через  несколько лет по  призыву Бабы группа  переместилась  в сельскую
местность, что  свидетельствовало о высокой сплоченности группы. Но вскоре у
Бабы  появились  симптомы психического помешательства.  Его немота приобрела
характер  аутизма,  развитый  им язык знаков стал до того фрагментарным, что
его  никто не мог понять, а поведение отличалось странностью и  жестокостью.
Например, он потратил  значительную сумму денег из скромных фондов группы на
покупку  личного  джакузи, хотя  там, где  они жили,  не было электричества.
Кроме того, он начал постоянно  избивать некоторых членов секты и принуждать
женщин к сексуальным контактам.
     Все это должно было бы сильно подорвать групповую стабильность.  Однако
поведение Бабы никак не повлияло на целостность и сплоченность группы! Члены
секты  совместно пользовались  всеми  групповыми  ресурсами,  многие из  них
передали гуру  значительные денежные суммы. Ни переезд в сельскую местность,
ни изоляция,  ни явная невменяемость Бабы, ни его  вызывающее  поведение  не
привело к их разобщению. Они адаптировались к ситуации, сохранив зависимость
от  лидера и высокий уровень групповой сплоченности. Они продолжали считать,
что Баба  благотворно  на  них влияет,  а путь, который  он указал,  --  это
"тяжкое   испытание",  требующее   большой  веры   и  силы   духа.   Как  ни
парадоксально, они считали это моделью свободы, а безумное поведение Бабы --
следствием отказа  от социальных ограничений и условностей. Они не отрицали,
что  Баба  "невменяем",  но  считали,  что  "безумие"  позволяет  ему  лучше
транслировать божественную  энергию  и преподносить  им  уроки.  Когда  Баба
насиловал женщину из секты,  группа делала вывод,  что  эта женщина получила
хороший урок не зацикливаться  на целомудрии.  Покупку джакузи расценили как
пример непривязанности к деньгам.
     "Семья"   Бабы   демонстрирует   динамику    патологически   чрезмерной
взаимозависимости и сплоченности, позволяющей ей (то есть "семье") сохранять
стабильность перед лицом внутренней и внешней угрозы. Это привело к созданию
искаженного   представления   о   реальности,   которое  было  выработано  и
поддерживалось  по  взаимному  соглашению.  Такое  искаженное  представление
позволяло группе  находиться в равновесии. Консенсус  достигался  отрицанием
реальности  и  логическим  обоснованием  коллективно-иррациональной  системы
представлений.  Для некоторых групп реальность становится менее  важной, чем
сохранение тесных уз.
     Интенсивная   сплоченность,  подкрепляемая  изоляцией,  может   служить
инструментом   для    удерживания   членов   в    секте,    как,   например,
продемонстрировала  секта  "Аум   Сенрике".   Асахара  требовал,  чтобы  его
последователи жили общинами,  разорвав связи  с семьями и  родственниками, и
совместно медитировали.
     Такое же искаженное проявление социальной сплоченности прослеживается в
группах  психотерапии.  Британский  психоаналитик  Уилфред  Байон,  один  из
создателей современных моделей групповой терапии, указывал, что на  динамику
группового поведения влияют  скрытые силы,  о  которых  члены группы даже не
догадываются.  Причем главной среди этих  психологических сил, оперирующих в
группе, он считает  желание членов  зависеть от  лидера и сохранять близость
друг к другу.
     Для исследования динамики  больших  групп  Байон  разработал  групповые
упражнения.  Отказываясь  или  почти  отказываясь  от  лидерства  в  группах
психотренинга,    инструкторам-консультантам     удавалось    спровоцировать
непредсказуемое  поведение  членов,  которые,   например,  начинали   крайне
враждебно относиться  к групповым  мероприятиям. Без абстрактного идеала или
внешнего  врага трудно очертить границы группы;  без  границ, а значит и без
элементарной структуры, любое  действие импульсивно и  поэтому  потенциально
опасно.   В   таком   эмоциональном  климате   члены   группы  обращаются  к
инструкторам, надеясь, что  хотя бы они смогут контролировать это буйство; а
инструкторы  начинают испытывать страх, что не сумеют действовать достаточно
быстро и разумно, чтобы предотвратить катастрофу.
     В  харизматических группах лидерам  не свойственен подобный  страх, ибо
они  направляют  эти  силы  на  формирование  "закрытых  обществ" с  жестким
"пограничным  контролем",   которые  требуют   от  членов  исключительной  и
безраздельной  преданности.  Лидеры  сводят все  социальные роли,  доступные
членам, к  их  групповым ролям.  Они формируют "социальные  коконы", которые
позволяют  трансформировать личности  членов  за счет принуждения  группы  к
социальной, идеологической или физической изоляции.

Глава 11. Альтернативные состояния сознания. Гипноз и внушение

 
     Люди особенно подвержены  социальному влиянию,  когда вынуждены думать,
ощущать  и  чувствовать  иначе,  чем  обычно,  или когда  кто-то  или что-то
нарушает  их  эмоциональное  равновесие.  Такие   изменения  в  субъективном
восприятии (или изменения  в  сознании) разрушают психологическую матрицу, к
которой привязаны наши представления (без привычных внутренних ориентиров мы
утрачиваем  всякое  представление  о  реальности).  Замешательство,  которое
возникает, когда мы, сталкиваясь  с неизвестностью, не в состоянии объяснить
происходящее,  побуждает нас поверить в  самые  абсурдные  объяснения  наших
ощущений и принять новые установки, вложенные в  эти объяснения.  Измененное
сознание может быть главной движущей силой как  среди  хорошо адаптированных
людей, так и среди людей с нарушениями психики.  Оно играет роль инструмента
для  трансформации  личности  и вовлечения людей в  харизматические  группы.
Измененное сознание позволяет формировать  убеждения  членов харизматической
группы.
     О феномене изменения состояния сознания во  время отправления групповых
религиозных  ритуалов  известно  с  древних  времен.  В  русле рационального
эмпирического  мышления  мистический  опыт  трансов,  видений и  глоссолалии
считался ненаучным. Истинность любого явления проверялась экспериментально и
в ходе объективных наблюдений. Увы, в системе материализма не было места для
мировоззрения,   основанного  на   духовных   ценностях.  Как  воспроизвести
субъективные ощущения? Феномен  измененного  сознания трудно  вписывается  в
современные модели психиатрии. Исследования психической  деятельности обычно
проводятся на  уровне наблюдаемого  поведения, или нейрофизиологии, и обычно
не затрагивают субъективные аспекты опыта.
     Классификации подвергается то, что могут увидеть и измерить независимые
наблюдатели, тогда как измененное сознание воспринимается лишь субъективно.
     Однако этот феномен не только существует, но и служит одной из движущих
сил  в  харизматической группе.  Чтобы  понять  роль  состояний  измененного
сознания  в  харизматических  группах,  обратимся  к работе  Уильяма Джеймса
"Многообразие религиозного  опыта",  написанной еще  в 1902 году. Он  писал:
"Распределение сознания  оказывается  точно таким же, каким  оно  было  бы у
любого  органа,  созданного для управления  нервной системой,  которая стала
слишком  сложной  для саморегуляции". Такое представление  о  сознании как о
метаоргане позволило Арнольду Людвигу сформулировать определение измененного
состояния  сознания.  Он  описал  его  как  "любое   психическое  состояние,
вызванное  разнообразными физиологическими  и психологическими маневрами или
фармакологическими  веществами,  которое  может  субъективно  распознаваться
самим  субъектом  (или объективным  наблюдателем  этого  субъекта) и  весьма
отклоняется от подвижного бодрствующего сознания".
     Но какие аспекты восприятия действительно изменяются  в ИСС (измененном
состоянии  сознания)?  Если  рассматривать  сознание  в  виде   многомерного
пространства, где каждое  измерение  представляет какую-то грань  восприятия
или  чувственного  опыта,  то  различные  ИСС   можно  охарактеризовать  как
континуум  разных  измерений.  Что касается харизматических групп, то в этот
диапазон измерений  входят:  ощущение  времени,  персональная  идентичность,
зрительное   восприятие  и  инстинктивные   потребности  организма.   Каждое
измерение добавляет  полноты  персональному состоянию сознания  и  позволяет
находить подобия и различия между различными измененными состояниями.
     В  соответствующей  социальной  среде  люди   действительно  испытывают
религиозные  трансцендентные переживания. Во многих  харизматических группах
христианской  направленности  сохранилась  традиционная  практика  групповой
молитвы,  во время которой люди входят в ИСС и  переживают мистический опыт.
Иррациональный   субъективный   опыт,   "запрограммированный"   убеждениями,
помогает им постичь "высшую" реальность.  Культурные рамки группы заставляют
последователей "предчувствовать"  трансцендентный опыт.  Это  "предчувствие"
стимулирует интенсивные и глубокие переживания.
     В  состояние  транса  человека  можно  ввести  и  с   помощью  практики
глоссолалии.   Во   время   процесса,   который   называется   "драйвингом",
харизматический лидер секты, как правило, одаренный оратор, вводит аудиторию
в состояние  крайнего возбуждения. Драйвинг осуществляется поэтапно: сначала
аудитория поет гимны  в  определенном  и  четко повторяющемся  ритме (иногда
отбивая ритм  хлопаньем  в ладоши, а  иногда в  музыкальном  сопровождении).
После такого  предварительного "подогрева" аудитории лидер начинает ритмично
двигаться и  громко читать молитву. Далее начинается этап глоссолалии, когда
молящийся  начинать  громко  выкрикивать молитвы, которым  вторит весь  зал.
Через некоторое время все присутствующие входят в состояние транса.
     Такое гипнотическое  состояние резко отличается от  обычного  состояния
бодрствования. Если в  нормальном состоянии сознания  благодаря пяти органам
чувств наше  внимание сосредоточено на восприятии сигналов внешнего мира, то
в  состоянии транса  наше  внимание  полностью  сфокусировано  на внутренних
ощущениях.  Человек видит, слышит и ощущает внутренне.  Степени погружения в
транс бывают различными, от легкого отключения до глубокого "замораживания",
когда  человек  практически  не воспринимает  окружающий  мир  и чрезвычайно
подвержен внушению. Именно  в таком состоянии человеку легко внушить те  или
иные установки.
     Собственно говоря, сам процесс внушения заключается в том, что человеку
вводят  установочную  программу  определенного  поведения,   воздействуя  на
психофизиологические механизмы  его  мозга,  в  результате  чего запускаются
цепочки психонервных процессов, регулирующих его поведение. Такая  программа
полностью определяет  стиль поведения, характер воспринимаемой  информации и
эмоциональные реакции человека, которого подвергли внушению.
     Члены "религиозных" сект, находясь  в состоянии  медитативного  транса,
становятся  более внушаемыми  и  восприимчивыми  к  ее доктрине. Кроме того,
состояние транса обычно сопровождается очень  приятными ощущениями  и полным
расслаблением, поэтому люди стремятся как можно чаще переживать этот опыт.
     К  примеру, изменения в сознании  (играющие важную роль в  формировании
персональных  убеждений) членов "Миссии  Божественного Света" осуществляются
во  время  четырех  "медитаций", каждая  из  которых  вызывает  определенные
ощущения  в  теле, неожиданные видения, вкусовые  и  слуховые галлюцинации и
изменение  ориентации  во  времени.  В  названии  секты  фигурирует  понятие
"Божественный Свет",  так  как  во  время  одной из медитаций человек  может
увидеть этот свет.
     На  одном из  собраний  присутствовал  молодой  практикующий  психиатр,
который  считал  самообманом  и патологией  "ощущения",  которые  невозможно
проверить в ходе независимых наблюдений. Но  когда он полностью расслабился,
убаюканный  плавным  течением  слов  лектора,  то  неожиданно  увидел  яркое
свечение вокруг фигуры  лектора. "Я видел очень яркий свет. Лектор светился,
словно  религиозный  персонаж на иконе.  Он был похож  на  святого. Это  был
реальный свет, такой же  реальный,  как свет электрической лампочки. Я начал
внимательно прислушиваться к словам, но ничего нового не услышал. Я скептик,
который не верит в чудеса. Я решил себя проверить и специально отвернулся. Я
полагал,  что,  взглянув на  лектора вновь,  уже не увижу этот  таинственный
ореол, но каково  же было мое удивление, когда я вновь отчетливо его увидел.
Никто  мне  не говорил, что такое возможно, так  что это не  может считаться
принятием желаемого  за  действительное.  К тому же мне казалось, что никто,
кроме меня, этот ореол  не видит. Когда  лекция  закончилась, я  поднялся  с
места и пошел к двери, наблюдая,  как лектор по-прежнему светится. И  пока я
шел, я вдруг начал  осознавать,  что со мной  произошло  нечто важное, нечто
такое,  от  чего  я  не  могу  просто  так  отмахнуться.  Это  стало началом
пересмотра  моих  представлений  о  мире. Это стало  частью  окружающей меня
реальности".
     Этот  пример  измененного состояния  сознания  ничем  не отличается  от
других, описанных в литературе по религиозной конверсии, но труднообъяснимых
с психиатрической  точки зрения.  Видение  ореола могло быть  галлюцинацией,
возникшей   в   результате   изменения   восприятия,   которое   объясняется
диссоциативной реакцией, временным психозом или даже массовой истерией. Но в
поведении, биографии и  манере  общения психиатра  не было и намека на такой
диагноз, хотя совершенно  ясно,  что этот  опыт  позволил ему приписать  его
жизни новый смысл. Видение ореола вывело  его из состояния равновесия, и  он
обратился  к   философии  секты,   пытаясь  найти  в  ней  объяснение  этому
загадочному  явлению. С этого момента его  взаимоотношения  с  сектой начали
углубляться, ибо пережитый им опыт создал фундамент для нового мировоззрения
и понимания его роли в этой жизни.
     Такой  или похожий  опыт  пережили  практически все участники  собраний
Миссии Божественного  Света. Для многих из  них  измененное сознание в форме
необъяснимых  ощущений  и  трансцендентных эмоциональных состояний послужило
толчком к религиозной конверсии и вступлению в секту.
     Изменяемое в процессе группового опыта, каждое такое состояние сознания
позволяет приписать новое значение приобретенному опыту. Феномен ИСС заложен
в   физиологии   человека,  и  поэтому  у  состояний,  которые   субъективно
воспринимаются как похожие, могут быть общие физиологические характеристики.
Это иллюстрируют  изменения в нервной деятельности, обнаруженные в некоторых
состояниях  ментального расслабления  и рефлексии.  Например, энцефалограммы
людей, давно  практикующих трансцендентальную  медитацию, свидетельствуют об
активизаций  альфа-волн во  время  медитации. Это  умиротворенное  состояние
можно сравнить  с  состоянием, в котором находится  курильщик марихуаны  при
интоксикации,  когда он  расслабляется  в отсутствие  входной информации  из
социума.  В  этом  случае  на  энцефалограмме   видны   альфа-волны  большей
амплитуды.  Активизация  альфа   волн,  сопровождаемая  похожим  психическим
расслаблением, достигается благодаря биофидбэк-тренингу.
     Поскольку  измененные состояния  сознания могут  замещать  друг  друга,
многие  члены  новых  религиозных  движений  переключились  с   употребления
наркотиков на медитацию для достижения  похожих психических состояний. Такое
изменение  субъективного состояния, то  ли от  наркотиков, то  ли  благодаря
попаданию в  новую  социальную  среду,  позволяет  человеку  приписать новое
значение  его  ощущениям. Например,  измененное состояние сознания во  время
медитации служит средством дестабилизации прежних установок и подготавливает
медитирующего  к признанию  групповых убеждений. Оно поддерживает  групповую
сплоченность, стабилизирует и  даже повышает степень включенности человека в
группу. Эмоциональная реакция на медитацию укрепляет стремление регулярно ее
практиковать.
     Некоторые восточные  секты вели избирательный отбор  потребителей ЛСД и
марихуаны.  Например,   Баба,  лидер   маленькой  восточной  секты,  называл
мистический   психоделический  опыт   увертюрой  к  втягиванию   человека  в
гравитационное  поле  его группы.  Для признания  иррациональных убеждений в
этой группе огромное значение имел опыт  приема  его членами психоделических
наркотиков и  психотомеметиков. Важная  роль измененных состояний сознания в
Миссии Божественного  света  подтверждается  отзывами  членов,  описывающими
транцендентальность  ощущений, которые  они переживали  во время  ежедневных
медитативных практик.
     В  состоянии  транса  критические   способности  человека  снижаются  и
ухудшается способность  оценивать полученную информацию. Еще В. М.  Бехтерев
утверждал,  что  в  обход "критичной личности" и  активного внимания,  когда
деятельность  мозга  осуществляется  бессознательно,  человеку можно внушить
нужные идеи, реакции и эмоции. Например, его можно заставить  поверить в то,
что   он  --  "избранный"  и  должен  выполнить  великую  миссию.   Внушение
осуществляется вербально, так  как слова передают информацию и эмоциональный
заряд.  Во   время  групповых  мероприятий,  когда   критичность  слушателей
снижается, их эмоциональная сплоченность и  чувство единения укрепляется, им
прививаются  самые  невероятные  фобии  и самые  иллюзорные и иррациональные
установки.
     Для   привлечения  людей  в  секты  активно   используются   технологии
воздействия  на  подсознание с  помощью  сигналов,  записанных  на  видео  и
аудиокассетах. Как  известно, кинопленка  движется  со  скоростью 24 кадра в
секунду. При  такой  скорости человеческий глаз  успевает увидеть  все,  что
происходит  на  экране.  Но если ввести дополнительный, -- 25-й кадр,  -- он
останется незамеченным для глаза, но войдет в подсознание. Точно также можно
записать на звуковую  дорожку информацию,  которая не  будет  восприниматься
сознательно, но будет активно  воздействовать  на подсознание. Кстати, такие
технологии могут  использоваться  в  СМИ, на  стадионах  во  время  массовых
проповедей, на партийных митингах и пр.
     К   концу   просмотра  видеоматериала,  или  проповеди,  сопровождаемой
прослушиванием  аудиоматериала,  который  предоставляет  секта,  человек  не
только перестает логически и аналитически мыслить, но и теряет способность к
адекватному восприятию реальности  окружающего  мира. Причем,  если человеку
удается сразу же вернуться в привычный туннель реальности, он не в состоянии
понять, что с ним происходило.
     Чтобы ввести  аудиторию в транс, не обязательно прибегать к медитациям.
Можно использовать такие приемы, как постоянное повторение  и акцентирование
внимания на определенных фразах. Глядя на группу  в такой обстановке,  легко
распознать,  когда люди  начинают входить  в  транс.  Это похоже  на  сон  в
состоянии   бодрствования:  они  расслабляются,  начинают  реже  моргать   и
проявлять  рефлекс глотания, не реагируют на окружающих, а взгляд становится
безучастным.  Когда  люди  пребывают  в  таком  состоянии,  недобросовестные
манипуляторы  могут  внушить  им  самые  иррациональные  убеждения,  которые
искажают  реальность.  Эффективность   внушения  зависит  от  эмоционального
состояния и силы воображения слушателей, а также от харизмы лектора, который
осуществляет  внушение.  Человек,  ставший  объектом  внушения  в  трансовом
состоянии, в состояния бодрствования может испытывать раздвоение личности.

Глава 12. Как формируется общественное мнение. Электронное духовенство

 
     Еще  один  способ  группового  гипнотического  перепрограммирования  --
средства массовой информации. Этот способ блестяще (и с присущим ему юмором)
описал Тимоти Лири в книге "Нейрополитика".
     "Реальность  для каждого  вида  определяется  его  каналами  и методами
передачи информации. Примитивное племя общается при помощи хрюканья, жестов,
барабанного боя, гонцов  и дымовых  сигналов.  Первые  одомашненные  приматы
поначалу общались при помощи печатных страниц, картин, костюмов, религиозных
драм, песен и статуй. Созданная таким образом реальность охраняла социальную
мораль  и  социальные техники выживания, которыми руководствовался наш вид в
доэлектронную эру.
     Могучим  генетическим инструментом,  определяющим  и  защищающим  этику
одомашненных  приматов,   выступает   официальная  пресса.  Новости  искусно
"вплетаются"  в   кибернетические   возвратные   циклы,  в   которых  пресса
рассказывает читателю то, что он хочет услышать.  Ведь только тогда читатель
будет покупать  газету. Заголовки, курсив и жирный шрифт,  лихо  закрученные
замысловатые сюжеты,  санкционированные  "утечки"  информации,  сведения  от
"информированных    источников,    пожелавших    остаться     неизвестными",
тенденциозные  сообщения  и  фотографии  играют  важную  роль в формировании
общественного мнения. Они  же намечают актеров, персонифицирующих  моральную
драму.  Эта игра  свирепа и безжалостна. Ее главный принцип таков:  живи как
хочешь, пока твоя жизнь не стала достоянием гласности. Все позволено... пока
никто  не  видит.  Но малейшая  публичная оплошность, публичный  просчет или
слабость -- и твоя  фотография  появляется в газетах.  Общественное мнение о
тебе сформировано.
     "Общественное мнение"-это коллективный нейрологический импринт, который
требует постоянного закрепления. Так же, как каждому гражданину в  состоянии
бодрствования надо постоянно  напоминать,  что  он  тот, кем  себя  считает,
общественному   мнению   тоже   требуется  постоянное   закрепление  методом
повторений. Например, имидж Уинстона Черчилля приходилось выплавлять, словно
стальную  маску.  Когда  эта  маска  застыла  и  оформилась,  ее   постоянно
приходилось шлифовать и обтачивать, чтобы  сохранилась  четкость линий. Один
неверный шаг мог навсегда все испортить.
     Но  главным  изготовителем и продавцом  идеологического  шоу  выступает
телевидение.  Все  мы знакомы с  классическим телевизионным противостоянием:
полицейские  против  преступников,  сионисты  против  палестинцев,  скинхэды
против цветных, агенты  спецслужб против  террористов. Сегодняшнее  вечернее
шоу становится причиной волны завтрашних преступлений.
     Среднестатистический  обыватель смотрит телевизор не менее семи часов в
день.  Этот  кошмарный  нейрологический  факт  не  так-то  просто  осознать.
Наверное, понадобится целый год круглосуточного телевещания, в котором умные
профессора, демонстрируя графики и  диаграммы, сумеют  нам научно объяснить,
как  наши  мозги  привыкают   к  допингу  в  виде  телевизионного  "мусора".
Телевидение создает,  программирует и расписывает по  часам нашу реальность.
Оно формирует общественное  мнение  и создает идеологические  иллюзии. Чтобы
упаковать и подать лавину "новостей", телевизионная цивилизация  нуждается в
непрерывных  сенсациях  и  нескончаемых  шеренгах  "героев  дня"...  актеров
реальности,  играющих  роли  в дневных  и  вечерних телевизионных передачах,
программирующих нашу жизнь.
     Современная  реальность  создается,  главным  образом,  телевидением  и
кинематографом. Информационные продюсеры становятся кастой  жрецов,  которая
управляет и манипулирует реальностью.
     Как тут  не  вспомнить  "дела" телевизионных евангелистов, которые были
"застуканы"  на  месте   преступления,  вследствие  чего  вокруг   их  имени
разгорелся информационный скандал.  Грехи  евангелистов рекламируются так же
широко,   как  и  грехи  политиков,  хотя   сценарий   падения  евангелистов
существенно  отличается  от  сценариев  падения  высших  должностных  чинов,
прописанных  в  Белом   доме.  Харизматические  ребята  добиваются  славы  и
признания, заявляя, что  обладают "божьим даром". Их грех состоит не в  том,
что они тайно обогатились.  Кальвинистская  догма  гласит,  что агентам Царя
Царей и Бога Богов  положено процветать и вообще  жить красиво. Грехопадение
харизматических евангелистов обычно связано с  причастностью  к скандалам на
почве  сексуальных   извращений.  Ох  уж  этот  первородный  грех.  Греховна
человеческая  природа, темны  чары развратных  женщин  и лукав  дьявол. Ведь
именно  его  нечестивые  агентки  прячутся в низкопробных мотелях под  видом
проституток. Харизматических  евангелистов судит паства.  Они  признаются  в
совершенном  грехе с  телевизионных экранов.  Они плачут. Они  молят,  чтобы
кровь Иисуса  смыла  с  них грехи и пороки. Поскольку  они  обладают  божьим
даром, то и наказываются по высшему разряду. Они приговариваются к падению в
низшие  круги  ада.  Они теряют  доходные туристические земли,  колоссальные
прибыли,  особняки  и  --  последний удар плетью -- доступ к  телевизионному
эфиру, благодаря которому распространяли свои заразные идеи.
     Неожиданное  распространение   евангелизма  на   телевизионном   экране
ознаменовало  появление гипнотического  аспекта  в  электронной  технологии,
приступившей к манипулированию самыми сильными человеческими побуждениями.
     Вы  усаживаетесь в  удобное кресло  и  включаете телевизор.  На  экране
возникает  харизматический  лидер,  провозгласивший  себя  Гласом Божьим. Он
искусно  вызывает  у  зрительской  аудитории  измененное состояние сознания,
страстно  вводя  телезрителя в  классический  гипнотический транс. И внушает
загипнотизированному мозгу ревностный религиозно-родовой фанатизм.
     Возьмем  в качестве примера ток-шоу "Клуб  700"  Пата  Робертсона.  Пат
Робертсон основал христианскую сеть телевещания с центром в Вирджиния-Бич.
     Начнем  с того, что шоу показывается в вечернем телевизионном эфире.  В
нем  используются такие же ловкие гипнотические  техники, как и в  рекламах,
которые  внушают покупать только "наши таблетки от  диареи". Актеры, ведущие
шоу, весьма привлекательны: величавый Бен Кинчлоу с белыми аккуратными усами
похож  на  судью  Верховного  Суда,  а  его  миловидная  ассистентка  Данута
Соудерман, позирующая  возле урны,  в  которую  будут  опускать свои  деньги
зрители в студии, напоминает фотомодель,  приглашенную  рекламировать товары
от отечественного производителя.
     Продуманный   сценарий  программы  позволяет   быстро  приблизиться   к
кульминации. Пристегните ремни, путешественники, когда "шаман" Пат Робертсон
страстно  сжимает  веки,  упрямо  морщит  лоб  и  потеет  от напряжения.  Он
концентрируется,  и  это дается  ему  не  легко.  Понятное дело, ведь парень
устанавливает  связь   с  Богом,  главным   небесным   спонсором!  С   Патом
разговаривает  сам  Бог!  Ширли  Маклейн  называет это ченнелингом.  Но  Пат
считает  это куда  более серьезным  занятием. И вот связь  установлена. Царь
Царей сообщает ему о своем раздражении в связи с последними событиями внутри
страны  и за  рубежом. Всемогущему Богу "до смерти  противно" (любимая фраза
Рейгана), что Америкой управляют коррупционеры, гомосексуалисты, феминистки,
демократы,  либералы, светские  гуманисты и  ученые-атеисты.  И  по какой-то
неясной причине  (см.  Откровения  Иоанна Богослова)  Бог страшно  ненавидит
иранцев.
     А тем временем ведущий Бен Кинчлоу благочестиво вздыхает и постанывает:
"Иисус! Иисус!"
     Потом  Пат  Робертсон  начинает  умолять  Господа-Мстителя  укрепить  и
вооружить его народ, чтобы одолеть всех врагов. Напряжение возрастает. Пат и
Бен вступают в следующую  фазу, начиная  ритмично покачиваться. Затем камера
наезжает  на аудиторию и показывает крупным планом, как  зрители исступленно
сжимают руки и с болезненно искаженными лицами тихо скандируют имя Господа.
     С крайним изумлением наблюдая за происходящим на экране, я вдруг понял,
что  здесь  происходит.  Все  эти  типы испытывают наркотический  кайф!  Они
участвуют в искусно разработанной психоделической шаманской церемонии.
     Послушайте,  я знаю  последовательность развития  таких событий. В силу
моих профессиональных обязанностей я, не меньше чем эти ребята, участвовал в
экспериментах по введению в групповой транс. Уильям С. Берроуз однажды отвез
нас  в горы  Эр-Рифа в  Марокко,  в деревню пастухов-музыкантов,  которые на
протяжении трех тысяч лет практикуют самую древнюю из известных нам религий.
Языческое поклонение  природе.  Ритуалы  Пана-Диониса. Они садятся  в  круг,
излучая безмятежность, покой и удовлетворение, курят марокканские  сигареты,
играют на  барабанах,  что-то поют,  а  затем по очереди  исполняют  ритуал.
Каждый из них вытанцовывает ритмы узнаваемого божества: бога-животного, бога
плодородия,  бога  --  мудрого  старца,   бога-гермафродита.  На  протяжении
церемонии все люди улыбаются, а их лица светятся умиротворенностью.
     Тэд Маклэнд привез нас в пустыню Аризоны, где на темно-вельветовом небе
мерцают  такие  же  звезды, как на  лазерных  шоу "Пинк  Флойд". Мы  приняли
участие  в  пейотном ритуале племени навахо.  Это  своего рода разновидность
"Клуба 700". Мы  сидели вокруг  костра и смотрели  на огонь, который казался
высеченным рукой скульптора. Слышался  бой барабанов и пение. А затем кто-то
взял трещотку из перьев, игравшую роль телефонной трубки, и начал передавать
глубоко личное и довольно  оптимистичное  сообщение  то ли от  определенного
Бога,  который в тот  момент  находился на  дежурстве, или  от Божественного
Духа, который случайно снял трубку. Затем "телефон" передавался  по кругу, и
следующий человек вступал во внеземной диалог с очередным дежурным Богом. На
протяжении всей ночи люди ощущали покой, уверенность, и были дружелюбны.
     Эй,  Пат, можешь ли  ты рассказать о расслабленных и улыбающихся людях,
введенных   в  групповой   транс?   Нет,  потому  что  эти  люди  болезненно
экспрессивны.
     По моему мнению, самые сложные и яркие шаманские ритуалы -- это ритуалы
вуду. В них тоже задействован гипнотический групповой  ритуал, с барабанами,
песнопениями, дымком,  после  чего  в  участников  вселяются  боги.  Человек
считается лошадью, везущей божество,  которое  зовется  лоа.  "Нужна сильная
лошадь, чтобы  выдержать  большого лоа".  Доморощенные  ритуалы наших  южных
евангелистов  идентичны групповым шаманским  путешествиям, а  Пат  Робертсон
исполняет классическую шаманскую роль, которая заключается в харизматическом
промывании мозгов и манипуляции групповым сознанием.
     В  тот  момент,  когда  ПЗУ  (постоянное  запоминающее  устройство)  их
последователей  открывается,  они  вводят  туда  свое  священное программное
обеспечение,  которое  называется Библией, в режиме "запись  с сохранением".
Нет ни  малейших сомнений в  том,  что это  работает.  Библейская  парадигма
завладевает  мозгом. Люди "рождаются заново", поскольку в  их биокомпьютерах
старые  программы   затираются   новыми.   Происходит   перепрограммирование
сознания. Однако:
     Если "послание", которое вы получаете, побуждает вас совершить безумное
и  фанатичное  действие на  материальном плане, вы  связались  не с дежурным
Богом.  Какой-то  человек  ввел  в загрузочный  сектор  вашей  памяти  некое
примитивное программное обеспечение. Возможно, с самыми благими намерениями,
которыми, как известно, вымощена дорога в ад.
     Если  к  вам  обращаются  с  просьбами о  денежных  пожертвованиях  или
политической  поддержке,  знайте,  что  вы позвонили не  дежурному  Богу,  а
дежурному  оператору  филиала какой-нибудь коммерческой  фирмы  или  местной
политической  организации.  Сбор  денежных   средств  дежурными  операторами
осуществляет ся круглосуточно.
     Если во время ритуала в  вас "вселяется" некий невидимый разум, который
называет себя единственным Богом,  и  утверждает,  что  "кроме него нет иных
Богов"; если он  утверждает, что его программное обеспечение (Библия) и есть
истинное  евангелие,  а  те, кто  ему не  подчиняется, -- слуги Дьявола,  то
знайте:  вы  снова  встретились  с  нашим  старым   добрым  приятелем  Патом
Робертсоном!
     Пат,   тебе   не   откажешь    в   умении   мобилизовывать   все   твои
трансцендентальные  способности  в  нужное время и в  нужном месте.  Но есть
определенные   принципы,   которыми   надо   руководствоваться,   разыгрывая
божественную партию. А  ты  постоянно  нарушаешь  правила  нейрогенетической
игры. И знаешь почему? Потому что заявляешь, что есть лишь одна божественная
форма во всей вселенной.  Займись  чем-то попроще.  Лечи геморрой,  разгоняй
ураганы, или сражайся за лидерство в республиканской партии.
     Пока я  смотрел, как Робертсон разжигает ненависть  к  неверующим,  мне
вспомнились кадры телевизионной хроники, в которых показывали толпы людей на
улицах  Тегерана, избивающих  себя  цепями  в  припадке  безумной  ярости  и
ненависти,  направленной  против  мусульман-суннитов,  иракцев,  христиан  и
других агентов Сатаны.
     Если  пренебречь стилистическими и культурными  различиями, бросается в
глаза поразительное сходство  между  нашими харизматическими евангелистами и
аятоллой. И  те, и другие  --  информационные шаманы, харизматические  маги,
использующие телевидение для изменения человеческого поведения"
 
 

Часть III

 
     Феномен деструктивных сект и  психологические основы  изменения туннеля
реальности человека
     Глава  13. Как устанавливается психологический  контроль и  формируется
"личное" и "групповое" мнение
     "Фактов нет -- есть лишь интерпретации".
     Ф. Ницше
     Еще  Зигмунд Фрейд писал, что  эволюция толпы базируется  на побуждении
людей  поступать  так  же,  как  остальные,   чтобы   "быть   в  гармонии  с
большинством".  В  работе  "Психология  масс и анализ  человеческого  Я"  он
указывал, что участникам  группы  свойственно следовать  за  лидером  и даже
отождествляться с ним.
     Когда  человек  поддается  влиянию всеобщего  действия и начинает вести
себя  вовсе  не так, как  делал бы  это в одиночку,  он проявляет  групповой
конформизм.  В  результате  реального  или  воображаемого  давления   группы
изменяется его поведение или убеждения.
     Роль группового конформизма в изменении мнения человека была показана в
знаменитом эксперименте доктора  Соломона Эша  по исследованию восприятия, в
котором  участники  должны  были  определить,  какой  из  трех  сравниваемых
отрезков  соответствует эталонному. Этот эксперимент продемонстрировал,  что
при  всей  простоте и  однозначности ответа люди начинают  сомневаться в его
правильности и  даже переживают самый настоящий "эпистемологический кошмар",
когда остальные члены группы (в действительности, "подсадные  утки") дают до
них  неправильный ответ на  поставленный  вопрос. Сам Эш сказал о результате
эксперимента так: "Меня тревожит, что разумные и добросовестные молодые люди
готовы назвать белое черным. Это обстоятельство  поднимает вопросы о методах
образования и ценностях, которые определяют наше поведение".
     Действительно, результат эксперимента мог встревожить: без  принуждения
к конформизму,  без  применения системы поощрений  и  наказаний,  при вполне
простой и  однозначной  формулировке  задания  уровень  конформизма  в  этих
экспериментах достигал 37 процентов!
     Означает ли это, что если при таком неявном и минимальном давлении люди
столь  уступчивы,  то  при  сильном  принуждении  они  могут  даже  проявить
конформизм в осуществлении актов жестокости и насилия?
     Психолог Милгрэм  поставил эксперименты, в которых исследовал поведение
испытуемых  при получении авторитетных  приказов,  вынуждавших  их  пойти на
сделку  с  совестью.  Фактически  в  эксперименте  исследовалась  готовность
человека уступить требованиям власти и подчиниться деструктивным приказам. В
ходе  эксперимента выяснилось,  что  более  девяноста  процентов  испытуемых
готовы выполнять приказы  властей, даже зная, что могут причинить физические
страдания другому человеку. Человек начинает считать себя  инструментом  для
выполнения  приказов,   отданных   других  человеком,   и   снимает  с  себя
ответственность за совершаемые действия. Милгрэм не только выяснил, что люди
демонстрируют  подчинение  авторитету,  но  и  выяснил  условия,  вызывающие
подчинение. Это  эмоциональное отстранение от жертвы, близость к легитимному
авторитету и престиж авторитета.
     Милгрэм  прокомментировал   эту  склонность  к  подчинению  так:  "Хотя
некоторые  испытуемые  знали,  что  поступают  неправильно,  внутренне   они
считали, что  находятся на  стороне добра. Они не понимали, что субъективные
переживания,  которые  не  выражены  в  поступках,  не  имеют   отношения  к
нравственности. Любой  политический  контроль  осуществляется  в  действиях.
Тирании увековечиваются  малодушными людьми, не  способными  отстаивать свои
убеждения. Люди придают  слишком мало  значения тому,  что  они делают, и не
понимают, что ценности надо защищать, совершая поступки".
     В психологии известен феномен малых уступок, когда люди,  согласившиеся
выполнить маленькую необременительную просьбу, проявляют  тенденцию  позднее
уступать более серьезным требованиям. Людей поэтапно втягивают  в выполнение
деструктивного  действия,  которое создает внутреннее  противоречие между их
установками и поведением. По мнению Милгрэма, для  устранения или уменьшения
такого  противоречия   "многие   испытуемые  начинали  давать  жертве  резко
отрицательную и  заниженную  оценку, стараясь оправдать  жестокие  действия,
которые они  совершали  против  нее.  Решившись действовать  против  жертвы,
испытуемые вынуждены рассматривать ее как малоценную личность, чье наказание
неизбежно из-за дефектов интеллекта и характера самой жертвы".
     Вспомним вторую мировую войну, во время которой  тысячи  вполне обычных
людей  принимали   активное  участие  в  создании  и  бесперебойной   работе
концентрационных лагерей, где уничтожались миллионы евреев  и представителей
других  национальностей. В  свете наших  знаний  о групповом  конформизме  и
подчинении  авторитету  мы можем понять, почему  обычные  люди,  которые  до
прихода к власти в Германии Адольфа Гитлера были добропорядочными бюргерами,
стали участниками разработанной программы по истреблению целых народов.
     В  пятидесятые  годы  психолог   Леон   Фестингер   разработал   теорию
когнитивного диссонанса, суть которой сводится  к следующему: человек  может
выдержать лишь  небольшое расхождение между  его установками  и  поведением,
между  его  мыслями,  чувствами  и  действиями.  Если  вы  сможете заставить
человека вести себя иначе, чем он привык, его убеждения, его мысли и чувства
изменятся.  Если  вы  сможете  убедить  его  принять  новую  установку,  его
поведение  изменится.  Это происходит  потому, что  он должен минимизировать
возникающий при этом внутренний диссонанс.
     Мы   должны   поддерживать  согласованность  наших  знаний.   Осознавая
несовместимость  двух   мыслей,   или  двух  убеждений   ("когниций"),   или
несоответствие   между   нашими   установками  и   поведением,  мы   ощущаем
несогласованность, испытываем  напряжение и  ощущаем  необходимость перемен.
Итак, чтобы уменьшить неприятное ощущение  внутреннего конфликта, мы  меняем
наши  мысли  и  чувства,  чтобы  они  оправдывали  наше  поведение (это  так
называемый   эффект   самоубеждения).   Изменение  любого   из   компонентов
("компоненты" -- это поведение, мысли и чувства) повлечет за собой изменение
двух  других,  чтобы сгладить противоречие. Когда мысли, поведение и чувства
человека меняются, меняется его личность. Если  при этом информация, которую
получает   человек,  жестко   контролируется   (например,   дозируется   или
цензурируется),  то   он   лишается  возможности  анализировать  достоверную
информацию и утрачивает  реальную  возможность размышлять,  что  стимулирует
изменение его сознания.
     Стремясь  экспериментально  проверить  справедливость  этой  теории,  в
качестве объекта  исследований  Фестингер выбрал уфологическую  тоталитарную
секту в Висконсине, построившую свой культ на идее скорого наступления конца
света.
     Лидер  секты  утверждал,  что  находится  в  телепатическом  контакте с
пришельцами с другой планеты. Члены  секты  продали дома, раздали деньги и в
назначенный день поднялись  на  вершину горы, чтобы  спастись  от неминуемой
гибели на летающих  тарелках,  так как  на следующее  утро,  по предсказанию
лидера, ожидался конец света.
     Они тщетно прождали всю ночь, но летающие тарелки  не прилетели. Пришло
утро,  и конец света  не  наступил. Казалось бы,  последователи должны  были
испытать  разочарование  и счесть  себя  обманутыми,  но таких  "отщепенцев"
нашлось всего двое, и то оба они были  из "новеньких". Большинство же членов
секты еще более укрепилось в вере.  Лидер возвестил, что пришельцы видели их
всенощное бдение  и  решили пощадить Землю.  А члены  секты стали еще  более
предаными лидеру  и  еще  теснее  сплотились вокруг  него после  унижения  и
публичного осмеяния в прессе.
     Теория когнитивного диссонанса  объясняет,  почему последователи  секты
еще  теснее сплотили ряды. Каждый  человек  стремится сохранить  гармонию  и
придать своей жизни смысл.  Он должен считать, что действует в  соответствии
со своим собственным мировоззрением и системой ценностей. Если его поведение
по  какой-то  причине  меняется,  то  его  представление  о  себе и  система
ценностей тоже  меняются,  чтобы  соответствовать  новому  стилю  поведения.
Деструктивные  секты  умышленно  вызывают  у последователей такой диссонанс,
чтобы психологически их контролировать.
     Человеческая потребность в групповом конформизме и  повиновении властям
активно  используется для  изменения индивидуального и группового сознания с
помощью техник модификации поведения.
     Модификация поведения -- это  использование положительного подкрепления
для  контроля и  изменения  личности (или группы).  В  социальной психологии
сделано  замечательное  открытие:  в   попытке  адекватно  отреагировать  на
сложившуюся  ситуацию  мы  иногда реагируем на информацию,  которую получили
подсознательно.  Однажды   группа   студентов-психологов   решила  проверить
действенность  техник модификации поведения на  одном  из преподавателей. Во
время  лекции этот  профессор  обычно  расхаживал  вдоль  кафедры. Когда  он
двигался  к левому  окну, студенты  улыбались и  смотрели  на  него с  явной
заинтересованностью. Когда же он поворачивал направо, студенты явно скучнели
и теряли  к нему интерес. Вскоре профессор начал потихоньку смещаться влево,
а  потом  и  вовсе  стоять  у  левой  стены.  Но  когда студенты  рассказали
профессору, какую шутку с ним сыграли, он искренне утверждал,  что  все  это
выдумки и ничего подобного  не было! Он не видел ничего странного в том, что
стоял  у  левой стены, и  сердито доказывал,  что сделал так  из соображений
удобства. Он явно не  осознавал, что  на него активно  воздействовали, и что
его поведение было реакцией на информацию, полученную подсознательно.
     Конечно,  в обычных  обстоятельствах  никто  не занимается модификацией
нашего  поведения  и  в основном люди ведут себя так,  как принято  в данном
обществе и данной культурной среде.
     Но  в  деструктивной  секте  к  новичкам  активно  применяются  техники
модификации  поведения. Изменяя  их поведение,  секта изменяет их установки.
Происходит психологическое перепрограммирование человека, реформирование его
сознания и  рождение  новой  личности.  В частности, для этого  используются
такие основные приемы,  как  контроль поведения, контроль  мыслей,  контроль
эмоций и контроль поступающей информации.

1. Контроль поведения

 
     Контроль поведения регламентирует  индивидуальную физическую реальность
и   распространяется   на  самые  разные  сферы  этой  реальности.  Вводятся
регулирующие правила, которые касаются выполнения  ритуалов,  работы, других
видов деятельности, социальной  среды,  и  даже таких  аспектов,  как  место
проживания, форма одежды, рацион питания и продолжительность ночного сна.
     Чтобы легче  было  контролировать поведение последователей,  во  многих
сектах  устанавливается  жесткий  распорядок  дня.  В  течение  каждого  дня
обязательно  отводится  время   на   выполнение   специфических  ритуалов  и
индоктринационную  деятельность. У всех членов секты есть свои  обязанности,
исполнение  которых жестко  контролируется.  Это  ограничивает их  свободное
время и позволяет легче контролировать их поведение.
     В группах с  жесткой казарменной дисциплиной  члены  обязаны спрашивать
разрешение   у  руководителей  на  выполнение  любого   действия.   Зачастую
последователей искусственно  ставят в финансовую зависимость от руководства.
Когда  последователь вынужден  просить у руководства  деньги  на  проезд, на
одежду, на визит к врачу,  на  звонок другу или  родственнику, то каждый его
шаг  в течение  дня становится подотчетным. Так  группа жестко  контролирует
поведение последователей и, следовательно, их, мысли и чувства.
     Поведение  часто  контролируется  требованием  жить  групповой  жизнью:
вместе  есть, работать,  ходить  на  собрания  и  спать в  одном  помещении.
Проявление   индивидуализма   подавляется.   Члену  секты   могут   навязать
постоянного  "приятеля"  или  обязанность  постоянно  находиться в  обществе
пяти-шести человек из группы.
     Авторитарное  руководство  умело   манипулирует  социальным  окружением
каждого  члена группы, вводя  систему поощрений  и  наказаний.  Если человек
ведет  себя  хорошо, его  поощряют,  и  он  может пойти на  повышение.  Если
поведение человека не соответствует ожиданиям группы, его публично критикуют
и  наказывают, например, заставляя чистить  туалеты или  ботинки всех членов
группы. Его могут наказать, принудительно заставляя держать строгий пост, не
спать   и   выполнять  "черную"  работу.   Человек,  активно  участвующий  в
осуществлении собственного наказания, начинает верить, что действительно его
заслуживает.
     В  каждой  группе  есть  свой  характерный   набор  ритуалов,   который
способствует  сплочению  ее  рядов.  Ритуальной  становится  лексика, манера
выражаться, осанка, выражение  лица и даже традиционный способ представления
групповых убеждений. Это позволяет последователям ощущать "элитарность".

2. Контроль мыслей

 
     Контроль мыслей подразумевает  столь  глубокое индоктринирование членов
группы,   что   они   усваивают   групповую   доктрину,    принимают   новую
лингвистическую   систему  и   практикуют  техники  остановки  мыслей  "ради
сохранения душевного покоя  и сосредоточенности". Чтобы стать хорошим членом
группы,  человек  должен  научиться  манипулировать  процессом  собственного
мышления.
     В тоталитарных сектах идеология выдается за  "истину"  и  "единственную
карту"  реальности.  Доктрина  служит  не  только  фильтром для  поступающей
информации,  но  и  руководством по  осмыслению и  обработке отфильтрованной
информации. Обычно доктрина носит абсолютистский характер и разделяет мир на
"черное --  белое", "добро  -- зло", "мы -- они".  Группа и ее лидер  -- это
воплощение добра, весь остальной мир -- воплощение зла. Часто в тоталитарных
группах утверждают, что их  доктрина научно доказана. Она якобы отвечает  на
все  вопросы, способна  разрешить  все  проблемы и  указать выход  из  любой
ситуации. Члену секты не нужно ни  о  чем думать, за него "думает" доктрина.
Ему  не  нужно  ни  о чем  заботиться,  потому  что обо  всем  "позаботится"
доктрина.
     Как  правило,  каждая  деструктивная   секта  вырабатывает  собственный
"загрузочный  язык"   с  особыми  словами   и  выражениями.  Поскольку  язык
предоставляет  нам  символы, которыми  мы  оперируем  в  процессе  мышления,
контроль определенных слов позволяет контролировать мысли. Во многих группах
все  сложные  ситуации   принято   классифицировать   и   обозначать  емкими
терминами-ярлыками,  что  позволяет  перевести  эти  ситуации   из  реальной
плоскости в плоскость  сектантских штампов. Каждый  такой термин, или ярлык,
служит вербальным выражением "загрузочного языка"  и программирует  мышление
человека  в  каждой конкретной  ситуации,  изначально  навязывая  стереотипы
мышления.  Еще Л.  Витгенштейн писал, что язык представляет собой  не только
инструмент для отражения реальности, но и  составляет фундамент для мышления
на уровне символического выражения.
     Язык и  мыслительные штампы  неразрывно связаны и  взаимно переплетены.
Поведение людей  основано на  определенной  системе  представлений  о мире и
определяется  правилами   языка.  На   основании   этих  правил  оценивается
достоверность  суждений о  фактах  реальности.  Культура  и язык определяют,
какие   значения  будут  приписаны  фактам   (доброе-злое,  истинное-ложное,
реальное-илюзорное, хорошее-плохое),  хотя  сами  по  себе  факты  никак  не
окрашены.  Правила,  на  основе  которых  интерпретируются  факты,  выдуманы
людьми. Факты носят объективный характер, а правила обусловлены культурой  и
языком.  Факты могут оставаться прежними,  а правила  могут изменяться.  Это
позволяет  моделировать  совершенно иную реальность, в которой люди начинают
жить иначе.
     Например, у мунистов  любая проблема, связанная с осложнением отношений
между  членами группы, которые  имеют разный  статус в группе, автоматически
классифицируются  как   "проблема   Каина   и   Авеля".   Это   своеобразный
термин-пароль.  Совершенно  неважно,  кто  эти  члены  группы  и в чем  суть
проблемы, главное, что на нее мгновенно навешивается ярлык -- некое ключевое
слово, которое автоматически диктует,  как эту проблему следует решать. Каин
должен подчиниться Авелю и последовать за ним, а не убивать его, как описано
в Ветхом Завете.  Проблема решена. Дело закрыто. Тот, кто осмелиться  думать
иначе,  служит Сатане, который  хочет, чтобы злой  Каин  восторжествовал над
законопослушным  праведником Авелем. Любая критическая мысль в адрес лидера,
мелькнувшая в голове хорошего члена группа, не сможет обойти это препятствие
и непременно зайдет в логический тупик.
     Сектантские клише,  или  "загрузочный  язык", возводят  невидимую стену
между последователями и "чужими". Употребление вербальных штампов приводит к
тому,  что  члены группы начинают чувствовать свою "особенность"  и отделяют
себя  от  окружающего  мира.  Язык  дает  возможность  привести  в  смятение
новичков, которые хотят понять, о чем говорят члены  секты. Они считают, что
должны  упорно  овладевать  знаниями,  чтобы научиться  думать и  "понимать"
истину. В действительности, усваивая "загрузочный язык", они обучаются тому,
как не думать, и узнают, что понимание подразумевает веру и ничего больше.
     Важный  элемент контроля  мыслей  строится на  обучении  членов  группы
экранировать,  или  блокировать,  любую  информацию,  в  которой  содержатся
критические  замечания  о  группе.  Обычные   защитные   механизмы  человека
деформируются  до  такой  степени,  что  они  начинают  защищать  его  новую
сектантскую  личность  от  реальной.  Первая линия обороны включает  в  себя
отрицание  ("Ты  говоришь о  том,  чего нет"), обоснование  ("Есть серьезная
причина, по которой это происходит"), подтверждение ("Это происходит, потому
что так надо"),  и принятие желаемого за действительное ("Я так хотел, чтобы
это было правдой, что, может быть, так оно и есть").
     Если  в  информации присутствуют критические  замечания  в адрес лидера
группы, доктрины или  всей группы, член секты  мгновенно ставит перед  собой
"экран",  так как  его  обучили  не доверять  критике.  Вся критика  заранее
объясняется происками  Сатаны, который завладевает  умами людей и внушает им
ложные представления  о группе: "Сатана  стремится восстановить людей против
нас", "Всемирный заговор печатает о нас лживые сообщения в СМИ, чтобы убрать
нас  с  дороги,  поскольку  мы  знаем  о  его  тайных  намерениях".  Как  ни
парадоксально, но критика в адрес группы только подтверждает в глазах членов
правильность группового мировоззрения. Поступающая информация воспринимается
неадекватно.
     К  числу  самых  распространенных  и эффективных  приемов,  позволяющих
контролировать  мысли  членов секты, относятся ритуалы  остановки мыслей. Им
говорят,  что  это  способствует их духовному росту и  эффективности. Всякий
раз,  когда  в  голове члена  секты появляется "дурная" мысль, он практикует
остановку  мыслей,   чтобы  подавить  "негатив"  и   вернуть  себе  душевное
равновесие. Таким образом он обучается отгораживаться от всего, что угрожает
его сектантской реальности.
     Существует много  техник  остановки  мыслей.  Это  могут  быть молитвы,
чтение  мантр,  медитации,  пение псалмов, "говорение  на языках",  работа с
дыханием или позиционные  танцы,  --  что-то вроде психогимнастики. Все  эти
вполне нормальные действия, которые  в обычной  жизни  и даже в психотерапии
важны и полезны, в деструктивных сектах приобретают извращенный характер.Они
становятся механическими, так как человека программируют прибегать к ним при
первых признаках  сомнения,  тревоги  и  неуверенности.  Через  пару  недель
использование такой техники входит в привычку и  становится  автоматическим.
Человек даже не  осознает, что у него в голове только что мелькнула "дурная"
мысль. Он может лишь внезапно заметить, что поет псалмы или выполняет другой
ритуал остановки мыслей. Члены  секты считают, что, научившись останавливать
мысли по желанию, они духовно  растут, но в действительности они приобретают
зависимость.  Покинув секту,  в  которой  они  постоянно  прибегали  к таким
техникам,  им приходится  проходить  через  трудный  период отвыкания, чтобы
вернуться к нормальной жизни.
     Практика  остановки  мыслей  лишает  человека  способности  тестировать
реальность.  Если   человек  способен  в  отношении  группы  мыслить  только
позитивно, он "на крючке". Если доктрина совершенна и лидер прекрасен, то во
всех проблемах, которые могут у человека возникнуть, виноват только  он сам.
Он знает, что во всем должен винить только себя и работать еще упорнее.
     Контроль  мыслей  эффективно   блокирует   любые   эмоции,  которые  не
вписываются в рамки групповой доктрины. С его помощью члена секты превращают
в послушного раба. В  любом  случае, контроль мыслей подразумевает  контроль
поведения и эмоций.

3. Эмоциональный контроль

 
     Контроль эмоций подразумевает манипуляцию  эмоциями  и  попытку сужения
диапазона  личных  чувств.  Вина и  страх  -- это  необходимые  инструменты,
позволяющие  держать  людей  под  контролем.  Для  воспитания конформизма  и
уступчивости членов группы обучают всегда и во всем винить только себя.  Они
ощущают историческую вину,  личную  вину,  вину  за совершение  первородного
греха, социальную вину,  вину перед группой,  перед руководством. Они всегда
виноваты  в  том,  что  "не  сделали",  "не  справились", "не  смогли",  "не
предусмотрели", "не так подумали" и т. д. Они настолько приучены винить себя
во всех грехах, что с благодарностью реагируют на критику лидера в их адрес.
     Манипулируя чувством страха,  можно теснее сплотить ряды членов группы.
Например, можно искусственно создать образ врага, который  преследует группу
и  ее  членов.  "Врагом"  могут  быть  продажные  агенты спецслужб, коварный
Сатана,   злые  психиатры,   практикующие   лоботомию,   вооруженные   члены
конкурирующих сект,  "мир,  погрязший в  грехе и разврате"  или  промыватели
мозгов  из  внешнего   мира.   Можно   внушить  последователям  страх  перед
невыполнением обязанностей и неминуемой карой,  которая за этим последует со
стороны  руководства.  Во  многих  группах  намеренно  культивируется  страх
наказания.
     Чтобы  контролировать человека через  его эмоции,  зачастую  необходимо
переопределить его чувства. Например, каждый человек хочет быть  счастливым.
Но  если определить счастье  как  близость  к  Богу,  а  Бог несчастлив (как
считается  во  многих  религиозных  сектах),  то  единственный  способ  быть
счастливым --  это  быть несчастным.  Поэтому  счастье  состоит в страдании,
которое приближает к Богу. Такой  мотив  звучит и в несектантских теологиях,
но в сектах эта идея становится инструментом для эксплуатации и установления
эмоционального  контроля.  В  некоторых  культах  счастье  попросту означает
выполнение  указаний  лидера, вербовку  новых  членов,  пополнение  финансов
секты. Счастье трактуется как чувство общности с теми, кто обладает  высоким
статусом в секте.
     Самыми   главными  качествами  в   секте  считаются  благонадежность  и
преданность.  Членам  сект  позволяется  чувствовать  и выражать  негативные
эмоции  только по отношению к людям, которые не принадлежат к секте, во всех
остальных  случаях негативные  эмоции --  это  табу. Их приучают  никогда не
думать о  себе, всегда думать только о группе  и никогда не  жаловаться.  Им
запрещено критиковать лидера, вместо этого они должны критиковать себя.
     Многие  группы  полностью  контролируют  межличностное  общение  членов
группы. Лидеры указывают, от каких  членов группы надо держаться подальше, а
с   какими   теснее  сближаться.   В   некоторых   сектах  лидеры  указывают
последователям,  с  кем  вступать в брак, и даже контролируют их сексуальную
жизнь.  В  ряде групп требуют полового  воздержания  и  подавления  полового
влечения,  а  это  становится  источником  внутреннего  напряжения,  которое
находит  выход  в еще более  усердной работе.  В  других группах,  наоборот,
требуют, чтобы  люди вступали в  сексуальные отношения друг с другом, а тех,
кто  отказываются,  заставляют  чувствовать  себя  виноватыми.  Так   группа
проявляет эмоциональный контроль.
     Используя техники модификации поведения и злоупотребляя методом кнута и
пряника,   лидеры   укрепляют   в  членах   группы  чувство  зависимости   и
беспомощности.  Кроме  того,  мощным  инструментом  эмоционального  контроля
служит  исповедь в прошлых грехах или в дурных намерениях. Любое признание в
грехах,  вырвавшееся  из  уст  человека,  запоминается.   Ни  один  грех  не
забывается  и  не  прощается.  Как только  член секты  оступится, ему  сразу
напомнят былой грех. Любая исповедь превращается в орудие  манипулирования и
шантажа. Так члена секты заставляют быть послушным исполнителем воли лидера.
     К одной из самых эффективных техник, позволяющих контролировать эмоции,
относится негативное программирование  на основе внушения фобий. При мысли о
том, что они могут  оказаться изгоями,  члены  группы начинают потеть, у них
учащенно  бьется сердце,  дрожат  руки. Они  испытывают  животный  страх. Им
внушают,  что без группы они пропадут и  останутся беззащитными  перед лицом
страшной  опасности:  они  сойдут с ума,  погибнут,  станут наркоманами  или
самоубийцами. На групповых лекциях постоянно рассказывают страшные  истории,
которые якобы произошли  с теми,  кто вышел из  секты. Любой  психологически
обработанный человек  начинает ощущать страх при мысли о  выходе из группы и
понимает,  что только группа  может  гарантировать  ему  безопасность. Такие
привитые  фобии  лишают человека психологической возможности уйти из  секты,
даже если он чувствует себя в секте несчастным.
     Если эмоции человека  контролируются, значит, его мысли и поступки тоже
контролируются.

4. Информационный контроль

 
     Информация  --  это  пища для ума, которая  поддерживает  наши  мозги в
состоянии  активности  и  позволяет им  нормально работать. Лишите  человека
информации,  которая ему необходима, и  он не  только  не  сможет  составить
мнение  ни  по  одному  вопросу, но  и  вообще  лишится  возможности  здраво
рассуждать. Отсутствие информации позволяет вводить человека в заблуждение.
     Люди становятся заложниками деструктивных  культов, так  как  к  ним не
поступает критическая информация из внешнего мира. Со временем их внутренние
механизмы,  позволяющие  анализировать  и  обрабатывать   такую  информацию,
перестают адекватно функционировать.
     Во многих тоталитарных  сектах  доступ к средствам  массовой информации
ограничен и/или строго  дозирован. Частично это связано  с тем, что у членов
секты нет  на это свободного  времени.  А при малейшей  нерегламентированной
паузе  их заставляют изучать  пропагандистские и  агитационные  материалы  о
секте, которые прошли цензуру и одобрены сверху.
     Информационный  контроль  распространяется  на   межличностное  общение
членов  группы.  Им  запрещено  критически  высказываться  в  адрес  лидера,
доктрины  или группы.  Они обязаны  следить  друг  за другом  и  докладывать
руководству  о  любых словах и  поступках собратьев,  которые несовместимы с
членством в секте.  Новичкам запрещено общаться  друг с  другом в отсутствие
старшего  члена  группы. Последователям секты  велят  избегать  контактов  с
бывшими  членами секты или людьми, критикующими секту.  В  некоторых  сектах
практикуется  предварительный  просмотр  писем  и  прослушивание  телефонных
звонков.  Информация  умышленно  дозируется,  чтобы  члены  секты  не  знали
реального  положения  вещей.  Им  сообщают то,  что  им  "нужно  знать"  для
выполнения своей работы.
     Контроль  информации осуществляется  за счет  введения  разных  уровней
"правды". Создается внешняя  идеология секты, которая опирается  на доктрину
для  "внешнего пользования",  и  внутренняя  идеология  для членов  секты  с
доктриной  "для внутреннего  пользования". Внешний  идеологический  материал
призван  успокоить  общественность  и  привлечь внимание  "искателей  Пути".
Внутренние доктрины  раскрываются  постепенно, по мере приобщения человека к
жизни в секте.
     Член секты может  искренне верить, что "внешняя" доктрина  -- это вовсе
не   ложь,  а  другой  уровень  "правды".  Создавая  обстановку,  в  которой
сосуществуют  различные  уровни  "правды",  руководство  сект  лишает  своих
последователей    возможности   объективно   оценивать    и    анализировать
происходящее. Члены секты не способны разобраться  в  реальной ситуации.  Им
говорят, что они еще не обрели достаточную зрелость, чтобы знать всю правду,
но  скоро  они все поймут.  Чем усерднее они  будет  работать,  тем  быстрее
заслужат право знать высшие уровни "правды".
     Но  таких  уровней  может  быть много. Часто продвинутый  последователь
секты,  полагающий, что  знает  все, в  действительности  находится  лишь на
подступах  к "правде". Тех, кто задает много вопросов и хочет слишком быстро
все узнать, стараются отвлечь, переориентируя на выполнение внешних задач.
     Контроль поведения, мыслей, эмоций и информации  оказывает колоссальное
воздействие  на человека  и  позволяет  манипулировать  людьми даже с  самой
устойчивой психикой.  Мало того, именно люди  с крепкой психикой  составляют
ядро секты и входят в число самых фанатичных и преданных его членов.

Глава 14. Технология реформирования сознания

 
     Из всех вещей,  виденных  в мире,  один  ум действует  по  собственному
усмотрению; схватывая формы  в зависимости от  истолкования,  он  впадает  в
заблуждение, искажая  действительность. Все  философии в  мире  --  подделки
разума; не было никогда ни  одного учения,  сумевшего проникнуть  в истинную
суть вещей.
     "Сутра ожерелья", 10.
     Господин Махавира сказал Гаутаме Будде: "Когда провидец не видит дхарму
непосредственно,  он  видит  ее  через  сеть слов.  Догадка  --  сеть  слов,
закрывающая окно. От этого косвенного наблюдения происходят секты и системы.
Путь,  предложенный тебе,  Гаутама, --  прямой путь.  Будь  бдителен  и будь
провидцем".
     "Уттарадхьяяна-сутра", 10.31.
     Условия тоталитарного  режима, идет  ли  речь о  религиозной секте  или
идеологии   государства,  позволяют   эффективно  обрабатывать,   менять   и
контролировать индивидуальное    массовое)  сознание.  Бытует мнение,  что
психологическое воздействие на человека можно оказать лишь во время пыток  и
допросов  с пристрастием  в темных мрачных подвалах,  когда жертву ослепляет
свет  яркой   лампочки.   Однако  автор  книги  "Реформирование  сознания  и
психология тоталитаризма" Роберт  Джей Лифтон в  главе  "Культы: религиозный
тоталитаризм и гражданские свободы" опровергает это ошибочное мнение. Изучая
методы   обращения  в  коммунистичекую  идеологию,  применяемую  в  Китае  в
пятидесятые  годы,  он подробно описал соответствующую технологию  обработки
сознания.
     Эта  технология включала в себя специальные приемы воздействия    том
числе   и  создание  благоприятных  условий   для  такого  воздействия)  для
насаждения  нужных  взглядов.  В элементах  данной технологии не было ничего
мистического  -- просто хорошее  знание  человеческой  психологии.  Поэтому,
какой бы чудесной ни казалась группа во главе  с ее харизматическим лидером,
если она  использует  технологию реформирования сознания,  о которой говорил
Лифтон, значит, она  представляет собой  деструктивную  секту и манипулирует
сознанием рядовых членов. Каковы же элементы такой технологии?
     Коммуникационный контроль;
     Манипуляция мистическими чувствами;
     Борьба за чистоту души и рядов;
     Культ исповеди;
     "Научное обоснование" доктрины;
     Лингвистическое моделирование реальности;
     Доминирование доктрины над личностью;
     Право на жизнь и право на смерть.
     Рассмотрим  подробно  каждый  из  этих  элементов.  Как  пишет  Лифтон,
коммуникационный контроль,  или  контроль  социальной  среды,  подразумевает
контроль всех  контактов  и  связей  членов секты  с  внешним  миром.  Когда
контроль становится слишком жестким, он перерастает в попытку контролировать
внутренние диалоги субъекта. Каждому  члену группы  внушается убеждение, что
реальность -- это собственность, которая  находится в исключительном ведении
группы.  В  такой   обстановке   любое  стремление  к  личной  независимости
пресекается, ибо угрожает  стабильному осуществлению абсолютного контроля. В
сектах  контроль  социальной среды поддерживается и сохраняется  при  помощи
группового процесса, изоляции  от  других людей,  психологического давления,
географической   удаленности   (или  невозможности   перемещения),   и  даже
физического    прессинга.   Контроль    может    насаждаться    в   процессе
последовательного  чередования  таких  мероприятий, как  семинары, лекции  и
групповые  встречи, которые становятся  все более интенсивными и все  больше
отрывают   человека   от   привычной    реальности.   Такое   физическое   и
психологическое воздействие крайне мешает человеку трезво оценить обстановку
и  уйти. Секты  --  это  островки тоталитаризма в огромном океане  общества,
которое  настроено  антагонистично  по  отношению  к  тоталитарному  режиму.
Поэтому  для  сохранения  структуры  секты  лидер  должен  применять жесткий
пограничный контроль и методично усиливать контроль групповой среды.
     Интенсивный контроль среды тесно связан с процессом изменения личности.
Это частично объясняет, почему у человека,  который  в течение определенного
периода  времени находился  в  секте  и  внезапно  стал  объектом  внешнего,
альтернативного  влияния, на  первый план  выходит  и доминирует сектантская
личность.  Это особо  заметно на молодых людях, у которых при  погружении  в
групповую  систему  убеждений  и  групповую  структуру  радикально  меняется
"реальная"  личность.  Происходит  что-то  вроде  дублирования:  формируется
вторая, так называемая "сектантская  личность",  которая  живет бок о  бок с
"реальной" и отчасти от нее независима. Очевидно, существует некий связующий
элемент, позволяющий человеку интегрировать вторую  личность --  иначе он не
смог  бы полноценно функционировать,  -- но  автономия каждой  из  личностей
впечатляет.  Когда  человек  добровольно или  принудительно  выходит  из-под
контроля тоталитарной социальной среды, в нем кое-что появляется от прежней,
досектантской  личности. Оба  "я"  могут существовать одновременно  и долгое
время  заявлять  о  себе  самым  непредсказуемым образом.  Такое  раздвоение
личности существенно травмирует психику.
     Вторым   элементом  технологии  воздействия  на  сознание   в  условиях
тоталитарного   окружения   выступает   мистическое   манипулирование,   или
запланированный экспромт. По мнению Лифтона,  это  систематический  процесс,
который тщательно планируется и контролируется "сверху" (руководством), хотя
внешне  кажется, что он происходит стихийно  в рамках данной  среды.  Он  не
должен  восприниматься  как "хорошо  отрепетированный  спектакль",  иначе  у
"зрителей"  могут возникнуть  сомнения.  На протяжении  столетий  существуют
разные  религиозные   группы,  в  которых  традиционно  практикуются  посты,
ограничения сна  и чтение молитв, но феномен "избранности" характерен только
для  сект.  Только   в  сектах  существует  фигура   "избранника",   который
провозглашает  себя "спасителем"  или  "мессией".  Возможности  мистического
манипулирования в сектах безгранично расширяются, поскольку лидеры объявляют
себя   посредниками   Бога.   Только  через   "спасителя"  "спускаются"   
принудительно навязываются) принципы, "установленные Богом", поэтому секта с
ее верованиями воспринимается как единственный истинный путь к спасению. Это
усиливает  возможности  мистического  манипулирования   и  оправдывает   все
действия "спасителя", а иногда и его последователей.
     В  том, что функции "спасителя" (и,  по совместительству, манипулятора)
исполняет реальный человек, есть преимущества и недостатки. С одной стороны,
он более  реален,  чем  абстрактный  бог,  и поэтому более привлекателен для
последователей.  С  другой  стороны,  он  может  стать  источником глубокого
разочарования, если,  например, последователи узнают, что он уличен в связях
со спецслужбами (такое обвинение выдвигалось против Сан Мюн Муна, основателя
Церкви Объединения).
     Вследствие мистической манипуляции у членов сект формируется психология
"пешек". Мало того, мистическая манипуляция оправдывает обман по отношению к
"чужакам" из "внешнего  мира". Если "чужак" не видит Свет, то он пребывает в
царстве тьмы  и зла, и  поэтому  его не грешно обмануть ради "высокой цели".
Например,   когда   члены  некоторых   сект   занимаются   сбором   денежных
пожертвований, им велят отрицать их принадлежность к секте, то есть лгать.
     Во  многих  учебных  центрах   от  новобранцев  долгое  время  скрывают
принадлежность к  определенной  секте  или  "церкви". Тоталитарная идеология
всегда оправдывает такую манипуляцию.
     К следующим  элементам  технологии  реформирования  сознания  относятся
требование  чистоты  и культ  исповеди. С точки  зрения  Лифтона, требование
"чистоты" придает сектам, а также религиозным  и политическим группам  черты
манихейства,  поскольку  призывает   к  радикальному  отделению  чистого  от
нечистого, добра от зла. Это  призыв к чистоте рядов и чистоте души  каждого
отдельного его  члена.  Абсолютное очищение -- процесс непрерывный; зачастую
он  регламентируется  определенными  правилами.   Поскольку  он  стимулирует
чувство  вины и стыда, то тесно связан с процессом исповеди.  Идеологические
движения манипулируют механизмами индивидуальной вины и стыда для подавления
личности.  Исповедь,   во  время  которой  человек  признается  в  грехах  и
занимается  самокритикой, происходит  в  небольшой группе  и  сопровождается
критикой  в его адрес со стороны членов группы с определенной целью: активно
и динамично способствовать изменению его личности.
     По  поводу сложного,  весьма  неоднозначного  и  небезобидного процесса
"признания  в грехах" А. Камю как-то заметил, что "авторы признаний пишут их
главным  образом для того, чтобы избежать  признания и ничего  не  сказать о
том,  что они  в действительности знают". Возможно,  Камю преувеличил, но он
прав, полагая, что исповедь --  это хитроумная смесь откровения и утаивания.
Человек,   который   признается   в   разнообразных  многочисленных   грехах
досектантской жизни, может верить в эти "грехи",  и  в то  же время скрывать
другие, которые либо не осознает, либо не хочет обсуждать.  Чем чаще человек
кается  в  грехах,  которые  отождествляются  с  досектантской  жизнью и  ее
"распятием", тем больше превозносится его нынешняя  жизнь  в секте. Выходит,
что под маской явного унижения скрывается крайнее высокомерие.
     И снова  цитата из Камю: "Ныне я каюсь, дабы затем стать судьей...  Чем
больше  я  обвиняю  себя,  тем  больше  у  меня  права  судить других".  Это
центральная  тема  нескончаемого   процесса  исповеди,   особенно  когда  он
происходит в замкнутой группе.
     Следующие элементы технологии воздействия на  сознание  -- это "научное
обоснование"   доктрины,   лингвистическое   моделирование    реальности   и
доминирование доктрины над личностью.
     Чтобы увлечь за собой людей в современном мире, любое "духовное" учение
должно быть "научно обосновано". Духовная наука кажется спасением для многих
людей,  так как существенно упрощает мир.  Например, секта  мунистов уловила
эту  современную потребность людей в научном обосновании свода догматических
духовных  принципов  и  создала подобие науки  о  человеческом  поведении  и
человеческой   психологии.  Чтобы  доказать   справедливость  претензии   на
научность,   эта  секта  проводит  крупные   симпозиумы,  приглашая  на  них
выдающихся ученых  (которым  платит неслыханно высокие  гонорары). Тем самым
демонстрируется  "единство  взглядов"  мунистов  и ученых,  а сама  доктрина
приобретает интеллектуально-правовой статус.
     Все  наши представления о реальности опосредованы  системой  устойчивых
метафор, интерпретация которых определяется степенью интеграции в культуру и
владения языком. Таким  образом, с помощью  языка  с его  закономерностями в
назывании  объектов  реальности  (номинациях)  и  в  организации их значений
(семантике)  можно  воспроизвести,  или  заново   создать,